МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

img2.gif

img1.gif

img3.gif

img4.gif

 

1.02.07

 

img5.gif

© Валентин Полуэктов, ИЗБАСС

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение в тему: ...а также в области подставы мы впереди планеты всей!

 

1. Кандидаты-двойники

1.1. Та же фамилия: «Больше Уссов – хороших и разных!»

1.2. Разновидности кандидатов-двойников

1.2.1. Двойник-тихоня

1.2.2. Двойник-буфер

1.2.3. Двойник-провокатор

1.2.4. «Свой» двойник

1.2.5.«Сторонний» двойник

1.3. Реализация технологии двойников

1.4. Способы противодействия двойникам

1.4.1. Воздействие на избирателей, на общественное мнение

1.4.2. Воздействие на противника

1.4.3. Перспективы отмены регистрации кандидатов-двойников через суд

1.4.4. Лучше предупредить, чем потом упорно бороться. Меры превентивного характера

 

2. Кандидаты-подставы

2.1. Невидимки

2.2. Разновидности кандидатов-подстав

2.2.1. Подстава-страховка.

2.2.2. Ресурс- подстава

2.2.3. Подстава-критик

2.2.4. Спарринг-подстава

2.2.5. Подстава-однопольник

2.2.6. Подстава-буфер

2.2.7. Подстава-провокатор

2.3. Реализация технологий подстав

2.4. Проблемы противодействия подставам 

 

Введение в тему:

... а также в области подставы мы впереди планеты всей!

 

В технологическом отношении наши выборы серьезно отличаются от того, что мы видим, скажем, в США , где на выборах соревнуются обычно лишь две партии – демократы и республиканцы. А потому, к примеру, в мажоритарных округах там не встретишь, как у нас, по 10-15 кандидатов на одно место. В списке претендентов, как правило, - по кандидату от хорошо знакомых избирателям партий, и всё. Иногда, правда, там появляются и независимые кандидаты, типа Росса Перро на выборах президентских выборах США в 1992 году, но это скорее исключение из правила, так сказать, местная экзотика.

Наверное, и мы придем когда-то к подобной схеме партийного противоборства, но пока у нас иная схема выборов, получившая название многовариантной. И это накладывает определенный отпечаток на технику проведения выборов, обусловливает применение несвойственных для многих западных стран избирательных технологий. Именно поэтому отечественные политтехнологи так быстро вытеснили вездесущих американских коллег с российского рынка политконсалтинга – отсутствие опыта работы в условиях многовариантных выборов делает их привлечение в российские избирательные кампании неэффективным.

 Избирательная технология, о которой пойдет речь в этой главе, имеет массу разновидностей, многие из которых практически неведомы нашим западным коллегам, ибо это – сугубо российское изобретение, отечественное, так сказать, ноу-хау. Общее название изобретения – технология лже-кандидатов. При этом в качестве субъектов технологии выступают как люди (кандидаты-мажоритарщики), так и партии.

Рассказ о технологии начну со случайно подслушанного разговора между двумя соседками по подъезду, только что доставшими из почтовых ящиков очередную порцию предвыборных агитационных материалов. Тётки, костерившие «рвущихся к кормушке дармоедов», особенно возмущались тем, что на одно депутатское место «зарилось» аж 13 человек! «Это ж надо! Это ж что за бараны такие, - негодовала одна, - да неужели они думают, что за них кто-то проголосует! Да их же никто не знает, и знать не хочет! Придурки, ей-богу!», - при этом она эмоционально вертела пальцем у виска. Вторая, более спокойная, солидарно поддакивала – да, мол, только зря эти люди выбросят на ветер немалые деньги. А значит, – придурки, факт.

Наивные женщины! Они и не подозревали, что столь обширный список претендентов на одно властное место обусловлен не безрассудством обозначившихся кандидатов, а тонким технологическим расчетом, что каждому из этих людей уготована определенная роль на выборах, своя специфичная функция. Что как минимум 7-8 «никчемных» кандидатов из 13 – это следствие использования противоборствующими избирательными штабами технологии лже-кандидатов.

Впрочем, для этих тёток, для обывателей вообще, подобное неведение вполне понятно и простительно. Непростительно, когда в данных вопросах проявляют дилетантство люди, гордо именующие себя пиарщиками и политтехнологами. Что, кстати, встречается не так уж и редко – многие команды пиарщиков владеют лишь наиболее примитивными разновидностями технологии, связанными с выставлением двойников (однофамильцев). В то время как в арсенале настоящих профи до полутора десятков разновидностей этой эффективной технологии.

 Лже-кандидатов нередко называют еще техническими или вспомогательными кандидатами. И, наверное, это приближает к пониманию того, что речь в данном случае идет о кандидатах, целью выдвижения которых является отнюдь не их победа на выборах, а нечто другое.

Что же тогда?

Об этом и о других аспектах применения технологии лже-кандидатов и противодействия ей мы сейчас и поговорим.

 

 

Применительно мажоритарной системы выборов существуют два основных вида рассматриваемой технологии – кандидаты-двойники и кандидаты-подставы.

 

 

 

1. КАНДИДАТЫ-ДВОЙНИКИ

 

1.1. Та же фамилия: «Больше Уссов – хороших и разных!»

 

Суть технологии кандидатов-двойников – в выталкивании на дистанцию избирательного марафона однофамильцев реальных кандидатов с целью поддержки или нейтрализации последних.

Использование кандидатов-двойников можно смело отнести к «бородатым» технологиям. В России её применяют с 1993 г., и не слышал о ней у нас разве что глухой.

Первое массированное выставление двойников приходится, пожалуй, на 1998 г. – тогда только на выборах депутатов в ЗС Санкт-Петербурга их выставили в восьми из пятидесяти избирательных округов – всего 12 душ! Причем, против действующего депутата Заксобрания С.Ю.Андреева было выставлено аж три двойника, один из которых оказался полным тезкой депутата. А против другого питерского депутата С.М.Миронова (нынешнего спикера Совета Федерации РФ) выставили двух двойников, один из которых, как засвидетельствовали многие СМИ, был…негром. И хотя на самом деле «негр» оказался смуглокожим российским индусом, шуму эта история понаделала немало.

 

Удивительно, но несмотря на засвеченность, на всеобщее осуждение технологии как некорректной, как грязной, несмотря на наличие вполне отработанных приемов противодействия ей, использование кандидатов-двойников не идет на убыль.

И это ещё мягко сказано! Так, в 2002 году на выборах Саратовской облдумы двойники были выставлены в 9 из 35 округов, а списки кандидатов в городскую думу Кирова по свидетельству местной прессы вообще напоминали собрания родственников, в отдельных округах присутствовало по четыре однофамильца (например, в шестом округе – четверо Никулиных, в соседнем седьмом округе – четверо Савиных, и т.д.). В том же Питере, избиравшем в 2000 году новый состав заксобрания, у людей рябило в глазах от одинаковых фамилий в избирательных бюллетенях.

Кстати, в том же 2002 году российские политтехнологи экспортировали технологию двойников в братскую Украину, где шли выборы в Верховную Раду, найдя там поистине благодатную почву для культивирования лже-кандидатов. Размах внедрения технологии в избирательную практику Незалежной был впечатляющим – количество двойников на душу кандидатского населения зашкалило все мыслимые пределы, далеко обойдя российские показатели.

 

Вот что писал тогда по этому поводу популярный украинский сайт Укринформ:

«… Плевать, что на календаре еще февраль! В Крыму тепло и туда, поближе к Черному морю потянулись первые "грачи". Но только для того, чтобы создать главе парламента АРК г-ну Грачу необходимую конкуренцию. Дескать, Леонид Иванович, не расслабляйтесь, нас тут целая стая - заклюем! И теперь по избирательному округу №25 в Симферополе будут баллотироваться сразу пять Леонидов Грачей…

…. По избирательному округу № 64 в Житомирской области во власть рвутся Петренки - Владимир Николаевич, 1953 г.р., Александр Алексеевич, 1928 г.р. и Анатолий Андреевич, 1945 г.р…

… Вот, например, избирательный округ №51 в Донецкой области (г. Константиновка), где баллотируются сразу два сотрудника МВД. Один, правда, бывший, а другой - действующий. Но фамилии-то и имена у них одинаковые! Олег Викторович Солодун, 1961 г.р. работал в Краматорске, сотрудничал с покойным журналистом Игорем Александровым и с телеэкрана пытался разоблачить коррупционеров, окопавшихся в местной милиции. А Олег Владимирович Солодун, 1971 г.р. просто работает следователем в Макеевке…

…. Вы будете смеяться, но больше всего рвения проявили организаторы выборов в Закарпатье. Пресловутый адмресурс сработал там по полной программе. Не успели избиратели посмеяться над шестью кандидатами в депутаты по фамилии Ратушняк, как в местную избирательную комиссию подали заявления еще четыре тезки, которых зовут "Балога Виктор Иванович"…

… Вот и разбирайтесь теперь, граждане, кто есть кто:

Округ № 107, Луганская область: Коломойцев Валерий Геннадьевич, Коломойцев Валерий Эдуардович, Коломойцев Валерий Леонидович.

Округ № 118, Львовская область: Стецькив Тарас Степанович, Стецькив Евгений Степанович, Стецькив Андрей Богданович.

Округ № 150, Полтавская область: Магда Александр Иванович, Магда Александр Александрович…».

 

Но вернемся к России.

На выборах Госдумы-2003 однофамильцы кандидатов зафиксированы чуть ли ни в 3/4 одномандатных округов. По этому поводу было даже растиражировано через СМИ панически-беспомощное обращение Наблюдательного совета по контролю выполнения Общественного договора "Выборы-2003", адресованное российским избирателям, политикам, журналистам, политическим консультантам и организаторам выборов: мол, что же это творится! Как же так можно извращать суть демократических выборов!

Можно навскидку привести примеры использования технологии двойников на многих последующих выборах, вплоть до сегодняшнего дня. Так, в 2004 г. на выборах мэра Владивостока двойников выставляли против трех ведущих кандидатов, а в 2005 г. на выборах мэра Челябинска фигурировало сразу три однофамильца действующего мэра Тарасова. В единые дни выборов 12 марта и 7 октября 2006 г. не было практически ни одного выбиравшего российского региона, где бы не засветилась во всей красе технология двойников. Когда анализируешь ход российских выборов последних лет, невольно возникает подозрение, что российские политтехнологи включились в негласное соревнование по двойникам: кто выставит больше?

 

Надо полагать, что подобное мы будем наблюдать и дальше – до тех пор, пока государство, наконец, концептуально не изменит своего отношения к избирательному законодательству и правоприменительной практике в данной области. Когда главным наказуемым злом на выборах станет, наконец, не мелкие формальные ошибки при заполнении кандидатом избирательных документов, а его попытки обмануть избирателей.

Пока же …

Пока же воодушевленные безнаказанностью и востребованностью организаторы выставления двойников чувствуют себя героями. И не только не скрываются от глаз общественности, а напротив, бравируют перед ней – вот, мол, мы какие умельцы! всё можем! В этом отношении показателен пример из кампании по выборам красноярского губернатора-2002, где, выставив двойника под кандидата Александра Усса (действующего спикера тамошнего ЗАКС), «черные» политтехнологи в листовках двойника откровенно ёрничали:  "Больше Уссов - хороших и разных!".

 

 

1.2. Разновидности кандидатов-двойников

 

В зависимости от конкретных целей выставления кандидатов-двойников можно выделить пять разновидностей этой технологии.

 

1.2.1. Двойник-тихоня

Пожалуй, это наиболее распространенная и довольно безобидная по сравнению с другими разновидность технологии. Однофамилец атакуемого («заказанного») кандидата здесь выставляется с единственной целью: присутствие в избирательном бюллетене. Справедливо считается, что это способно запутать избирателей, подтолкнуть их к ошибке при заполнении бюллетеня и тем самым оттянуть часть голосов у атакуемого кандидата непосредственно в день голосования.

Обычно двойника-тихоню не «клонируют» (см. ниже), а действительно подыскивают среди однофамильцев. И его анкетные данные, представляемые для регистрации в избирательную комиссию, тоже используют настоящие, не подвергая их рихтовке для большей схожести двойника с оригиналом. Впрочем, иногда элементы клонирования в части анкетной документации «тихони» всё же наблюдаются. Чуть ниже мы обязательно об этом расскажем.

«Тихоня» должен вести себя тихо, а его «родители» - предпринимать всё возможное, чтобы гасить любой интерес общественности к их «дитяти». Чем больше людей ничего не услышат о нём до дня голосования, тем для манипуляторов лучше. Тем больше шансов, что избиратель, ставя галочку в бюллетене, нужным образом промахнется.

В этом – суть технологии «тихони».

 Несмотря на бородатость и вызывающий характер технологии, на очевидность намерений манипуляторов и последовательность её ходов, технология часто срабатывает. Особенно, если в команде атакуемого кандидата нет профессионала-политтехнолога.

Классическим примером полной беспомощности перед безобидным двойником-тихоней может служить губернаторская кампания в Алтайском крае весной 2004 г., которую с блеском выиграла команда популярного эстрадного артиста, ныне покойного Михаила Евдокимова, выставившая «тихоню» против действующего губернатора В.Сурикова.

На старте кампании всё говорило о безусловной победе Сурикова, рейтинг которого почти в семь раз превосходил рейтинг Евдокимова – 62% против 9%. Опора на административный ресурс, подавляющее превосходство в других ресурсах (денежном, СМИ и пр.), поддержка всех без исключения партий (от СПС до КПРФ), благосклонность Президента РФ – все было на стороне действующего губернатора. И никто, в том числе и он сам, не сомневался в успехе.

Не удивительно поэтому, что Суриков решил обойтись без услуг профессионалов политконсалтинга. Это было роковой ошибкой губернатора. Чиновники, которым он поручил вести свою кампанию, тоже были профессионалами, но только в другой области, а отнюдь не в избирательном искусстве. Поэтому когда против их шефа выкатили двойника – привезенного из Ростова железнодорожника, они просто не знали, как противостоять этой напасти, не сумели дать должного отпора технологичной команде соперника.

В первом туре Суриков взял 47,46% голосов (против 39,46% у Евдокимова), не добрав до безусловной победы самую малость - 2,54% +1 голос. Ту самую малость, которую у него фактически украл «тихоня». Если бы не двойник, набравший всего 2,79%, Суриков бы наверное и сегодня спокойно сидел себе в своём губернаторском кресле. А так предстоял второй тур – со своими законами жанра, не сулившими действующему губернатору ничего хорошего, несмотря на 8%-ный перевес в голосах.

Дело в том, что в отличие от первого тура, где соревнуются рейтинги кандидатов, во втором идет борьба антирейтингов, а набранные в первом туре очки практически обнуляются. Таков закон жанра, не раз подтвержденный практикой – например, проигрыши Г. Селезнева на губернаторских выборах Подмосковья 2000 г. и Н. Карпенко на выборах магаданского губернатора 2003 г. Антирейтинг же у Сурикова, как и у большинства представителей исполнительной власти, зашкаливал, никакого сравнения с Евдокимовым, который не успел тогда ещё нажить врагов на родном Алтае.

То есть, практически независимо от того, сколько голосов набрал лидер первого тура и насколько он опередил своего главного конкурента, он будет повержен во втором туре, если его антитрейтинг значительно выше, чем у соперника. Большинство тех, кто проголосовал в первом туре, не сознавая того, не договариваясь, объединятся при последующем голосовании против него. Поэтому перед вторым туром фавориту надо не столько восхвалять себя, сколько «опускать» соперника, или, говоря профессиональным языком, накачивать его антиобраз. Только такая стратегия может спасти от неминуемого поражения.

Команда Никколо-М, в пожарном порядке выписанная Суриковым из Москвы после первого тура, хорошо знала это правило, и предпринимала титанические усилия по накачке антиобраза соперника. В кампанию была вброшена тема угрозы захвата и полного разграбления региона столичными финансовыми группами, которые, якобы, стоят за Евдокимовым. Создавался яркий и убедительный образ врага. По всему региону пошел призыв «остановить вражеское вторжение» и защитить Алтай. В травлю Евдокимова был включен даже штатно-платный обличитель-тяжеловес А.Караулов ("Момент истины"). Беда новой команды Сурикова заключалась, однако, в жуткой нехватке времени (у неё было всего 10 дней), но еще больше в том, что накачка антиобраза Евдокимова шла при беспардонном использовании административного ресурса, и это было видно невооруженным глазом. В результате алтайский избиратель испугался не столько пришельцев, сколько беспредельщины старой власти. Итог - переломить ход "битвы антирейтингов" команде Сурикова так и не удалось.

 

Я рассказал так подробно об алтайской эпопее, чтобы подчеркнуть, к чему может привести недооценка бородатой и внешне безобидной технологии «двойник-тихоня» и неумение бороться с ней.

 

1.2.2. Двойник-буфер

Эту разновидность двойников называют еще «пугалом». Пожалуй, сама по себе она даже более безобидна, чем тихоня. Основная цель выставления «пугал» - предотвратить выдвижение по данному округу потенциально опасного кандидата.

Например, предприниматель N., узнав, что достаточно популярный в городе ректор вуза собирается составить ему конкуренцию на выборах, опережающим маневром выдвигает по округу трех однофамильцев ректора. Тот приходит регистрироваться – а его ждет неприятный сюрприз. Иногда подобный маневр заставляет атакованного кандидата сменить округ.

Если такое происходит, если атакуемый кандидат уходит в другой округ – цели технологии достигнуты, и уже на этапе регистрации кандидатов «буфер-двойников» снимают с дистанции.

Если же ректор не клюнет на уловку махинаторов, то борьбу с ним уже в ином качестве (тихоня или провокатор) продолжит скорее всего лишь один из троицы однофамильцев (тот, что наиболее перспективен как противник «заказанного» кандидата), остальных в целях экономии средств целесообразно вывести из игры. При этом опытные манипуляторы могут еще попытаться «снять навар» из такого развития сюжета, получив с атакуемого кандидата отступные за каждого выведенного из игры двойника.

 

Вообще-то сюжет выставления однофамильцев с целью получения отступных весьма интересен. По слухам есть дельцы, специализирующиеся на данном бизнесе, только они пока хорошо конспирируются и не дают общественности поводов для разоблачительства.

 

1.2.3. Двойник-провокатор

Это очень неприятный для «заказанного» кандидата вариант технологии. Здесь, как правило, в бой бросается «загримированный» двойник, или двойник-клон.

Чтобы было понятно, о чем речь, приведу три конкретных примера из отечественной избирательной практики.

 

1999 г. На выборах в Госдуму  по Екатеринбургу выдвигается лидер известного в регионе общественного движения «Май» Александр Бурков. Вслед ему тут же регистрируется его однофамилец, у которого буквально за несколько дней до регистрации изменилась запись в трудовой книжке: он стал руководителем ООО «Движение Май».

2002 г. Выборы мэра Нижнего Новгорода. Против одного из основных кандидатов, действующего депутата Госдумы Булавинова Вадима Евгеньевича, выставляется его полный тезка. Каково же было удивление общественности, когда стало известно, что еще две недели назад тезка Булавинова был никому не известным деревенским пареньком Озеровым Сергеем Викторовичем, и что за это время он не только успел официально, через ЗАГС, сменить фамилию, имя и отчество, но и получить жилье в областном центре, в доме, принадлежащем мэрии Нижнего.

2002 г. Драматическая борьба разворачивается на вторых довыборах в  Псковскую городскую думу между директором фирмы «Псков-металл» А.Тихановым и его молодым конкурентом С.Бабиным. На основных выборах, в марте, Бабин набрал на 15 голосов больше Тиханова, но тогда победил другой кандидат по фамилии «Против всех». На первых довыборах, в мае, с отрывом в 300 голосов теперь уже  побеждает Тиханов. И вновь из-за недостаточной явки избирателей выборы признаны не состоявшимися (кстати, явка была 24,98%, до нормы не хватило всего 30 голосов). И вот на вторых довыборах, в сентябре, за три дня до регистрации Анатолия Владимировича Тиханова, окружной избирком регистрирует в качестве кандидата другого Анатолия Тиханова, правда, Валентиновича. Причем, «Валентинович» был завялен тоже как руководитель фирмы «Псков-металл», только зарегистрированной не в Пскове, а в Москве, и всего месяц назад.

 

Надеюсь, теперь понятно, что такое «загримированный» двойник, или двойник-клон.

Теоретически клон не обязательно может быть провокатором. Но на практике… Если появляется «загримированный» двойник - значит, жди провокаций.

Главной целью двойника-провокатора, как правило, является дискредитация своего однофамильца, или если по научному – разрушение положительного образа «заказанного» кандидата. В отличие от тихони провокатор должен быть все время на слуху. Он должен будоражить, запутывать, надоедать избирателям всё время – с момента регистрации и до дня голосования. Он намеренно злоупотребляет положением однофамильца: выступает с различными провокационными инициативами, подписывает и рассылает людям абсолютно идиотские обращения, направляет поздно (очень поздно!) вечером по квартирам в качестве «агитаторов» пьяниц, забулдыг и отмороженных панков – одним словом, прикрываясь честным именем «заказанного» кандидата, ведёт себя так, чтобы от его фамилии, а значит, и от фамилии его визави избирателя натурально затошнило.

Манипуляторы справедливо рассчитывают на то, что против опротивевшей фамилии в бюллетене для голосования избиратель вряд ли поставит галочку. Чего, к сожалению, часто добиваются.

 

1.2.4. «Свой» двойник

На украинском сайте versii.com. в материале от 18.02.02, повествующем о фактах массового выставления  двойников на выборах-2006 киевского мэра, читаем: «…ведь никто не станет регистрировать двойника политического деятеля "дворового масштаба", о котором знают только его соседи по лестничной площадке».

Журналист заблуждается. Двойники в таких случаях регистрируются, и не так уж редко. Только двойники это особые, выставляемые не под конкурента, а под себя. «Свой», что называется двойник.

Зачем такие двойники нужны?

А затем, чтобы привлечь внимание к своей персоне. Чтобы о тебе услышали не только соседи по лестничной площадке. Обычно так поступают нулевые кандидаты в целях первичной раскрутки. Кстати, очень дешевой раскрутки, ведь выставление двойника как явление скандальное служит неплохим информационным поводом, и журналисты легко клюют на эту приманку. В результате фамилия кандидата начинает звучать и мелькать в СМИ, по крайней мере, к ней на какое-то время привлечено внимание общественности. Кроме того, можно попытаться разыграть имидж обиженного, преследуемого властями (мафией и пр.) кандидата, грамотно апеллируя к избирателям за защитой. Можно незаслуженно обмазать соперника грязью, нахально обвинив его в выставлении двойника против себя несчастного.

При этом если главная цель технологии «свой двойник» - быстрая засветка нулевого кандидата – достигается практически всегда, то вызвать сочувствие электората к «обиженному» кандидату может и не получиться. Тем более, если в роли «обиженного» начинает выступать крутой кандидат, который сам кого угодно может «обидеть».

 

В качестве характерного примера подобной ситуации можно привести кампанию по выборам мэра Челябинска-2005, когда команда действующего мэра Вячеслава Тарасова, которого в городе и так знала каждая собака, решила зачем-то добавить скандальной известности своему шефу. Тарасовцы устроили «майдан» на площади перед мэрией в поддержку своего шефа, подвигнули его совершить там публичный стриптиз с рождественским обливанием ледяной водой, вбросили в кампанию аж троих двойников мэра и т.п. В общем, сознательно прогнали его сквозь череду скандальных информационных поводов.

Как на этом фоне они планировали получить сочувствие электората к «затравленному» мафией мэру (а только эту цель могло преследовать выставление сразу трех «своих» двойников) остается лишь гадать! Или, может быть, команда хотела представить шефа как успешного борца с любыми трудностями? – ведь в конце концов ни один из троицы однофамильцов мэра до финишной черты не дошел. Тарасову «удалось» их сокрушить - что вполне естественно при реализации технологии «свой» двойник.

Так или иначе, но избиратели не увидели в мэре ни борца, за которым хочется идти, ни «обиженного», которого надо защищать. Увидели баламута и скандалиста. Голосование это подтвердило.

 

Практика фиксирует порой весьма экзотичные варианты технологии «своего двойника». Один из них, например, описан в байках ИЗБЫ (сайт www.izbass.ru), в материале «Товарищ Сухов в степях Оренбуржья». Это реальный случай. Нулевой кандидат по фамилии Сухов смог проломить барьер узнаваемости, выступая под официально зарегистрированным псевдонимом «Товарищ Сухов». Героическую добавку к своей фамилии Андрей Сухов смог добыть, выставив в качестве «своей» подставы младшего брата Алексея и получив в результате законное право баллотироваться под именем незабвенного героя Гражданской войны из популярного фильма «Белое солнце пустыни».

 

1.2.5. «Сторонний» двойник

Эту разновидность технологии лже-кандидатов справедливо было бы вынести за скобки классификации основных двойников.

Главное отличие «стороннего» двойника от всех выше названных его собратьев заключается в том, что в избирательном округе, где он выставляется, нет кандидата с совпадающей фамилией. Это однофамилец, так сказать, человека со стороны. Но появление в раскладе кандидатов подобной «сторонней» фамилии способно повлиять на конфигурацию кампании, изменить соотношение сил в заданном направлении.

Наверное, не совсем понятно – поэтому поясню на конкретном примере. Так, на уже упоминавшихся выборах депутатов ЗС Санкт-Петербурга-98 политтехнологи губернатора Яковлева, стремившиеся ограничить прохождение в тамошний парламент кандидатов от популярного среди питерцев «Блока Юрия Болдырева», выставили в двух округах против болдыревцев А.Ливеровского и А.Кривенченко тезку самого Юрия Болдырева. Понятно, что таким образом манипуляторы пытались растащить (и в одном случае им это удалось) голоса избирателей, симпатизирующих Болдыреву.

Трюк этот очень напоминает технологию фантомов. И там и здесь некорректно используется чья-то чужая, обычно известная фамилия (бренд). Только если «фантом» не является участником избирательного процесса, не выставляется в качестве кандидата, то «сторонний» двойник – это обязательно кандидат, хотя и подставной (технический), т.е. это реальный участник избирательного процесса. И его включение в игру в той или иной степени сказывается на конфигурации кампании, что, собственно, является определяющим критерием технологии лже-кандидатов.

 Далеко не во всех известных случаях использования технологии «сторонних» двойников можно было однозначно определить цель их выставления. Чаще всего - это, как и у двойника-тихони, как и в вышеприведенном примере с однофамильцами Ю. Болдырева, - растаскивание голосов «заказанного» кандидата. Однако иной раз голову сломаешь, прежде чем въедешь в смысл выставления «стороннего» двойника.

Например, в том же Питере, на выборах ЗС-2002, в округе, где баллотировался популярный в городе политик, председатель местного отделения «Яблока» Михаил Амосов (ныне председатель антимонопольного федерального ведомства), кто-то умудрился выставить однофамильцев Путина и Кудрина. Наиболее логичное объяснение этому трюку – попытка забардачить ситуацию и тем самым снизить явку избирателей. Существует и другая версия: мол, манипуляторы предполагали использовать именитые фамилии в качестве «фантомов», чтобы «высокопоставленной» критикой гасить Амосова, одновременно восхваляя кандидата-заказчика от имени Путина и Кудрина. Вообще-то, это сущий идиотизм. На успех в данном случае махинаторы могли рассчитывать лишь при условии, что питерцы окажутся глупее их. Как показали результаты выборов, политтехнологи явно заблуждались на этот счет.

Относительно недавно, в начале 2005 г., работавшие на упоминавшихся уже выборах челябинского мэра екатеринбургские политтехнологи привезли с собой однофамильца челябинского губернатора Сумина (настоящий Сумин и не помышлял менять своё кресло на мэрское) и выдвинули было его в качестве «стороннего» двойника. Но, видимо, что-то не срослось, и манипуляторы отказались от своего замысла ещё на стадии регистрации кандидатов.

 

В практике избирательных кампаний на постсоветском пространстве отмечено несколько совсем уж экзотичных попыток применения технологии «сторонних» двойников.

Так, во время думской кампании-2003 в Рязанской области по двум разным одномандатным округам были выставлены кандидаты с совершенно необычной фамилией-аббревиатурой: Кпрф – Светлана (местный врач-педиатр) и Сергей (неплатежеспособный москвич с непогашенной судимостью). То, что эта странная парочка сменила фамилии по наущению чьих-то заумных пиарщиков, понимали все. Но вот с какой целью это было сделано - специалисты гадают и спорят до сих пор. Если всё же с целью оттянуть голоса у коммунистов (а судя по рекламным роликам с описавшимся Зюгановым и  бегущими голосовать за КПРФ баранами - на это похоже), то вряд ли пиарщики вправе считать, что они чего-то добились: Сергей Кпрф взял около 2% голосов, а его «сестра» в соседнем округе – чуть больше. И понятно, что голосовали за них в основном любители экзотики, экстремалы. Есть в структуре нашего электората мизерный контингент, готовый проголосовать хоть за шимпанзе, лишь бы не за «гадов, рвущихся к корыту».

Не менее экзотичными были попытки «запустить в производство» кандидатов с легендарными-таки именами и фамилиями: Гарри Иванович Поттер (Екатеринбург-2003, губернаторские выборы), и Усама Бен Ладен (женщина-кандидат, Украина-2002, Запорожье, парламентские выборы). Обе попытки, к счастью, а может быть и к сожалению, не были доведены до конца. К сожалению – потому что очень любопытно было бы посмотреть, во что оценят этот КВН избиратели.

 

В общем, по большей части технология «стороннего» двойника весьма сомнительна, похоже, что она рассчитана в основном на то, чтобы запудрить мозги кандидатам-лохам. Иногда это удается. Хотя пример с болдыревцами говорит о возможностях эффективного использования этой технологии.

 

 

1.3. Реализация технологий двойников

 

Обычно проекты, связанные с выставлением двойников, ведутся в условиях строгой конспирации. Даже когда «заказанный» кандидат догадывается, откуда ветер дует, заполучить надежные доказательства причастности конкурента к этой манипуляции бывает чрезвычайно трудно.

Закрытость спецпроекта «Двойник» для постороннего глаза – важное условие его успешной реализации.

 

Работа по спецпрокту «Двойник» проходит в несколько этапов.

 

1.3.1. На первом этапе осуществляется подбор двойников. Для этого используют либо анкетных, либо клонированных однофамильцев.

 Анкетных, т.е. настоящих однофамильцев, ищут по адресной базе. Попасть на полного тезку удается не всегда, поэтому хорошим результатом поиска считается урезанный формат – когда совпадают имя и фамилия или когда при общей фамилии одинаковые инициалы. В принципе подойдет любой однофамилец, но лучше, чтобы с учётом алфавитного критерия он занял в избирательном бюллетене место (строчку) перед атакуемым кандидатом. Например, настоящий - Петров Николай Андреевич, а двойник - Петров Николай Алексеевич или Петров Андрей Николаевич. Иногда против одного «заказанного» кандидата выставляют двух или трех однофамильцев, так, чтобы в бюллетене настоящий кандидат оказался затёртым между лже-кандидатами.

В приведенном в начале параграфа примере (1998, выборы питерского ЗС) и Сергея Андреева и Сергея Миронова как раз «затирали», в том числе с помощью «негра» - на самом деле индуса.

Что касается клонированных двойников, то на данном этапе лишь подбирают людей, которые предположительно могут согласиться на роль двойника-провокатора, согласиться на клонирование.

Клонированием в данном случае именуются манипуляции с анкетными документами человека, превращающие его в двойника, порой абсолютного, «заказанного» кандидата. Через органы ЗАГС можно быстро и вполне официально изменить фамилию, имя и отчество. В государственных регистрационных органах тоже вполне официально оформляются документы, предоставляющие двойнику законное право указывать в избирательном бюллетене подходящие должность и место работы. Был Сергей Озеров – стал Вадим Булавинов. Был запойным сельским скотником – стал уважаемым генеральным директором ООО «Псков-металл». И т.д.

 Подбор двойников предполагает сбор установочной информации на этих людей - чтобы понять, к кому из них и с чем можно подступиться. Ведь даже относительно невинные предложения, которые обычно делаются «своему» двойнику, носят весьма деликатный характер: не каждому понравится роль обманщика, даже мелкого. Не говоря уж о двойнике-провокаторе, которому порой приходится работать на грани фола, по весьма сомнительным с точки зрения закона и общественной морали сценариям. Если, предлагая человеку роль двойника, будешь действовать слишком прямолинейно, запросто можешь схлопотать по морде.

Понятно поэтому, что двойников, подыскивают обычно из числа людей нуждающихся, опустившихся, маргиналов. За исключением, пожалуй, «своих» двойников – тут нередки случаи, когда кандидаты уговаривают выступить в роли двойников своих родственников: мол, выручи, чего тебе это стоит…

 Еще одна особенность первого этапа рассматриваемой технологии, проявившаяся относительно недавно. Если раньше двойников подбирали преимущественно из местных,  то теперь все чаще стараются импортировать их из других регионов, особенно если двойник выставляется против властных кандидатов. Понятно почему – властные кандидаты в чужом регионе уже не такие властные, и провести нейтрализацию двойника на чужой территории гораздо сложнее.

 

1.3.2. Второй этап - вербовочный.

Находят подходы к двойнику, охмуряют, предлагая обычно неплохую по местным меркам цену. Минимальный гонорар двойника, о котором приходилось читать в СМИ - $ 900. Однако в профессиональной среде обычно называют другую цифру – $ 5 000. По крайней мере, именно такой минимум гонорара кандидата-двойника закладывают политтехнологи в бюджет спецпроекта. Другое дело, что пока деньги дойдут до исполнителя, их сумма почему-то съёживается, иной раз весьма существенно.

В отношении двойника-клона этот этап весьма хлопотный и расходный, так как связан с рядом формальностей по изменению анкетных данных человека, с невольным посвящением посторонних в суть авантюры. Их молчание тоже оплачивается. Но при наличии наличности – разве это проблемы?

Сюда же входит «накачка» двойника, в результате которой он должен усвоить свои задачи, легенду, пройти необходимые тренинги.

Этап заканчивается регистрацией двойника в качестве кандидата на вожделенную выборную должность. Одновременно с этим манипуляторы оформляют на себя доверенность, позволяющую им от имени завербованного двойника производить все действия по его избирательной кампании.

 

1.3.3. На третьем этапе разворачивается работа по имитации избирательной кампании двойника: создается штабная структура, причем далеко не всегда «фанерная», выполняются необходимые процедурные действия - обеспечение регистрации кандидата-двойника, участие в жеребьевке по СМИ, сдача финансовых отчетов в избирком и пр. Понятно, что для обеспечения этих функций в структуре штаба должно быть как минимум три человека: начштаба, юрист, офис-секретарь. А в штабах двойников, действующих в номинациях «провокатор», «сторонний», должны быть, кроме того, текстовики (райтеры) и хотя бы небольшой штат агитаторов – ведь этим штабам приходится вести в отношении атакуемых кандидатов контрагитацию, порой весьма агрессивную.

 Особо сложные задачи по контрагитации возлагаются на штаб двойника-провокатора. Как уже отмечалось выше, этот двойник, работая на разрушение положительного образа атакуемого кандидата, должен быть все время на слуху, вызывая у избирателей отторжение фамилии, которую он носит на пару с атакуемым. Для этого манипуляторы, действующие по доверенности двойника, творят порой сущие безобразия, жутко подставляя его однофамильца. Например, проводя ночные «агитационные» обзвоны избирателей или пуская по квартирам в качестве агитаторов грязных бомжей и отмороженных панков.

Ниже помещена одна из почти десятка провокационных листовок, выпущенных в кампании «Псковская гордума-2002» от имени клонированного двойника, выставленного под кандидата Анатолия Тиханова, о котором упоминалось несколькими страницами раньше. Подчеркнем, что листовка эта вполне официальная, изготовлена по заказу двойника Тиханова, зарегистрирована, как положено, в окружной избирательной комиссии.

 

«Тихая обитель» - всё для счастья!

Все для последних дней достойно прожитой жизни!

 

Ваш выбор - АНАТОЛИЙ ТИХАНОВ!

 

Уважаемые мои избиратели!

Заслуженные наши пенсионеры, обращаюсь к вам я, Анатолий Тиханов, ваш кандидат!

Наша страна переживает трудное время, старики забыты. Молодежь не востребована.В моей предвыборной программе предусмотрена система мер по обеспечению пенсионерам достойной старости, а молодежи – решение жилищной проблемы. Решение этих наболевших проблем лежит на поверхности, но власть не хочет решать их.

Я смело берусь все уладить, надеюсь, вы поддержите меня в моих добрых  начинаниях.

Итак, моя программа действий.

• Предлагаю создать в нашем округе «ДОМ СЧАСТЬЯ ДЛЯ СТАРИКОВ»

• Обеспечить молодежь освободившимся  от стариков жильем.

 

Как создается «Дом счастья»?

Пожилые люди отдают мне для дальнейшей реализации (продажи) свое жилье, я продаю его, а пенсионера, заключившего такой договор, помещаю в «Дом счастья», под который планирую использовать разваливающийся детский сад.

Содержание в «Доме счастья» будет очень достойным, трехразовое питание, отдельная комната со всеми удобствами, великолепное медицинское обслуживание, ВСЕ ДЛЯ ВАС.

В результате грамотных продаж жилья часть жилья будет оставаться, её можно будет реализовать по незначительной цене молодым семьям.Молодежь будет благодарна старикам и по договору будет  работать в созданной при «Доме счастья» фирме «Тихая обитель», коммерческая деятельность которой в сфере ритуальных услуг (а кладбищенский бизнес – очень перспективное направление) позволит расширить «Дом счастья»  сначала до «Квартала счастья», а потом и до размеров «Города счастья».

 

Со временем нашу инициативу подхватят во всех городах России, последователи нашего движения будут приезжать в Псков за опытом. Наше движение по всей стране позволит создать атмосферу всеобщей любви и братства. Не будет войн и голода, унижения и зависти, все будут счастливы.

 

Мы – за ТИХАНОВА!

Мы – за ТИХУЮ ОБИТЕЛЬ!

 

Веселенькая агитка, не правда ли? Но если к вам, к вашим родителям в почтовый ящик опустили бы такую листовку, как бы вы отреагировали на фамилию Тиханов?...

 

Важной задачей манипуляторов на этом этапе является не допустить, чтобы двойник вдруг отыграл назад, чтобы его перекупили, чтобы он вдруг стал выступать с разоблачениями, как это случилось, например, на выборах в питерское ЗС-98 с двойником известного политика Сергея Беляева. Организаторы спецпроекта «Двойник» вынуждены делать всё необходимое, чтобы их подопечный добросовестно отработал до дня выборов.

Самый надежный способ решения этой задачи – хорошенько упрятать двойника от посторонних глаз, желательно подальше от родных мест. Еще лучше - сбагрить его заграницу, куда-нибудь к теплому морю, в Хургаду или в Анталью. Впрочем, сойдет и какая-нибудь живописная заимка на Байкале или Селигере - сиди себе с удочкой, пивко посасывай...

 Ну и, наконец, на этом этапе важно своевременно и тактически грамотно поставить точку в игре с двойником: если снимать с дистанции – то когда и как? если оставлять до последнего звонка - то каким должен быть заключительный ход?

Наиболее замысловатые концовки возможны у двойников, работающих в номинациях «провокатор» и «сторонний». Хотя даже концовку безобидного двойника-тихони и «своего» двойника следует хорошенько просчитать: не получится ли так, что наличие тихони в бюллетене в конце концов приведет к протестному голосованию в пользу того, под кого он выставлен? и не будет ли снятие «своего» двойника слишком разоблачительным для однофамильца?

В общем, концовку игры двойника надо просчитывать, пускать её на самотек опасно.

1.4. Способы противодействия двойникам

 

Вообще-то странно, что технология двойников всё еще живет. Куда смотрит законодатель - ведь налицо явное мошенничество?! Причем, это ни какие-то там безобидные манипуляции карточных шулеров или рыночных наперсточников, это гораздо серьезнее. Технология двойников по сути - преступное деяние, наносящее существенный вред процессу формирования  власти в стране, не позволяющее гражданам выбирать себе в руководители порядочных людей.

Именно так по идее должен трактовать закон данную избирательную технологию. Должен, но не трактует. И проходимцы от пиара бессовестно пользуются прорехами в нашем законодательстве.

Поэтому против грязной технологии приходится бороться, в основном, технологическими, а не правовыми методами, и тоже, к сожалению, не всегда корректными. Но других способов, увы, пока нет.

 

Повторюсь. Самое главное: если против вас выставили двойника, не замечать этого нельзя. Тактика «собака лает – караван идет», т.е. тактика нереагирования на нападки более слабых конкурентов, по сути очень правильная, здесь не подходит. Надо иметь в  виду: само по себе присутствие двойника в избирательном бюллетене способно отнять 2-4, а иногда и все 5-7 процентов ваших кровных голосов.

Впрочем, высказанное предостережение насчет «не замечать нельзя» не распространяется на двойника-провокатора. Этого субчика попробуй не заметить! Он вас так достанет, что каждую ночь сниться начнет. И если вы его не обезвредите, он отымет у вас не только голоса, но и здоровье. Ведь нервные клетки, как известно, не восстанавливаются.

 

Противодействие зарвавшимся конкурентам в случая выставления двойников следует вести по двум направлениям – воздействие на общественное мнение и воздействие на противника. Кроме того, в борьбе с рассматриваемой технологией надо использовать возможности отмены регистрации двойников через суд, а также меры превентивного характера, позволяющие снизить вероятность выставления двойников.

Рассмотрим все эти меры подробнее.

 

1.4.1. Воздействие на избирателей, на общественное мнение

Как только ваш двойник обозначился, сразу же – и прежде всего через СМИ – следует «открывать глаза» избирателям: вот как вас дурят, вот как вас не уважают! Не допустите прихода к власти проходимцев!

Нужно подготовить несколько зажигательных, будоражащих обращений к избирателям по данной схеме. Чтобы люди, прочитав или услышав их, чувствовали себя жутко оскорбленными, чтобы они прониклись опасностью прихода к власти мерзавцев. Надо подвести их к тому, а то и напрямую указать, кто стоит за двойником, чего  добиваются  махинаторы.

Только не испортите дела, поручив подготовку текста обращения абы кому. Подыщите талантливого журналиста, публициста, подыщите человека, который может писать проникновенно, который найдет нужные слова, чтобы зажечь в сердцах людей протест против несправедливости. Бездушный серый текст о «незаконных действиях» лучше не использовать, он не сработает. Вспомните Януковича на президентских выборах Украины 2004-2005, изо дня в день гундосившего про нарушения оранжевыми конституции и законов Незалежной. Кого это встрепенуло?

Важно также, чтобы с подобными обращениями к электорату выступали люди, к мнению которых прислушиваются. Социологи называют таких людей лидерами общественного мнения. На сленге избирательных технологов их именуют «ЛОМами» или «слонами». Постарайтесь найти солидных «слонов», включите их в работу - пусть разоблачают манипуляторов как бы со стороны, пусть взывают к рассудку и оскорбленным чувствам избирателей. И делают это не один раз, а несколько по ходу кампании – через СМИ, листовки, на встречах с избирателями.

Самому же атакованному кандидату и засветившимся членам его команды инициативно выступать на тему двойников не рекомендуется, публично об этом они могут говорить, только отвечая на прямые вопросы по теме. Надо помнить, что самому кандидату нельзя плакаться перед избирателями: ай! меня обижают! защитите! Если ты плачешься перед теми, кого должен защищать, кто ж за тебя проголосует?!

Когда кандидату всё же приходится отвечать аудитории на вопрос о двойниках  - ни слова в жалобном тоне! В его ответе должны звучать пренебрежительно-снисходительные нотки: мол, непонятно, на что рассчитывают мои противники, неужели думают, что люди не разберутся, кто есть кто, неужели думают, что это им сойдет с рук? Тут не надо жалеть слов на реверансы в сторону «мудрого избирателя».

 

Впрочем, в одной ситуации рекомендацией насчет апеллирования к избирателю можно пренебречь. Даже нужно пренебречь. Это касается кандидата, который отыгрывает в кампании положительный образ ярого борца со злом - с какой-то несправедливостью или с каким-то супостатом. После того как авантюра с двойником станет достоянием гласности, такой кандидат должен постараться, чтобы в качестве олицетворения зла воспринимались инициаторы манипуляции. И тут он просто обязан лично напрягать электорат: мол, я предупреждал, что за морально нечистоплотные люди рвутся во власть – вот они и проявили себя. Они всегда держали нас с вами за быдло, и потому уверены, что мы проглотим их очередную мерзость. Давайте утрем этих деятелей.

Выставление двойника против кандидата-борца – очевидная глупость, это фактически пас в пользу атакуемого. Ибо такая, с позволения сказать, атака как ни что другое позволяет атакованному до предела усилить свой положительный образ борца, максимально мобилизовать базовый электорат. И все - при минимальных усилиях и затратах.

Итак, еще раз подчеркну: наиболее простым и эффективным направлением противодействия технологии двойников является воздействие на избирателей.

 

Очень действенными в этом плане могли бы быть выступления в СМИ руководителя окружной избирательной комиссии.

К сожалению, наши избиркомы не привыкли озвучивать свою позицию в подобных случаях. Приходится лишь изумляться: почему избиркомы бездействуют? Что, разве обеспечение честных выборов не входит в их прерогативу? Боятся обвинения в необъективности? Но это же отговорка! Неужели трудно составить такой текст обращения, чтобы комиссию нельзя было обвинить в пристрастности к кому-либо из кандидатов-однофамильцев?

В самом деле, не надо никого изобличать, не надо говорить, что этот настоящий, а этот клонированный. Тем более, что далеко не всегда можно сразу разобраться, кто есть кто на самом деле. Но оповестить избирателей о появлении двойников надо. Обратиться к их разуму, попросить задуматься, кто и зачем выставляет двойников – тоже. Указать на некоторые странности, связанные с личностью двойника (например, живет в другом регионе, только что поменял фамилию или возглавил «бумажную» фирму и пр.) – тоже.

Грамотные, взвешенные обращения председателей избирательных комиссий к избирателям против использования явно мошеннических пиар-приемов значительно поубавило бы пыл черных пиарщиков.

 

Действенной мерой против технологии двойников могла бы стать законодательная норма, обязывающая окружные избиркомы организовывать очные дебаты между кандидатами избирательного округа, в котором имеются кандидаты-однофамильцы. Причем, для однофамильцев личное присутствие на дебатах должно стать обязательным, неявку надо наказывать снятием с дистанции. При таких условиях двойника в санатории не спрячешь.

В цивилизованном обществе дебаты между претендентами на выборные должности - норма. Мы же никак не можем на это решиться.

Конечно, надо отдавать себе отчет в том, что организация дебатов между кандидатами – дело непростое. Нынешние избиркомы в силу своей среднестатистической серости это дело вряд ли потянут. Но когда-то надо приобщаться к цивилизации. Пусть учатся.

 

Целенаправленная и тонкая работа в направлении воздействия на общественное мнение нередко заканчивается успехом. Двойник начинает действовать на избирателей как красная тряпка на быка. Нечистоплотная атака на «заказанного» кандидата стимулирует избирателей на активный протест: значительно повышается явка, люди голосуют за  обиженного, против несправедливости.

В качестве примера опять обратимся к Пскову-2002, к избирательной кампании Анатолия Тиханова (см. выше), против которого вызывающе грубо работал его конкурент – панки с мегафонами это из той кампании. В результате грамотной работы по изобличению манипуляторов избиратели буквально стеной встали на защиту настоящего Тиханова. Даже после того, как двойника удалось снять по суду, праведный гнев народа требовал выхода. Люди в протестном раже повалили на участки. И хотя в целом довыборы в гордуму с треском провалились (на шести из семи участков явка не превысила 8%) на тихановском участке № 7 явка оказалась феноменальной для этих выборов – 34%! В результате – триумфальная победа Тиханова.

 

1.4.2. Воздействие на противника

Конкурент, выдвигая против вас двойника, решил испытать ваши нервы, создать дискомфорт в работе вашего штаба. И часто достигает своей цели: штаб начинает лихорадить, все в нём - от рядового сотрудника до начальника штаба - только тем и озабочены, что выясняют: кто выставил двойника и как лучше ответить на эту пакость?

Безусловно, вы имеете моральное право ответить тем же.

 Чего больше всего боится конкурент, выставивший против вас двойника? Чтобы тот не «раскололся», чтобы не стал изобличать заказчика в нечестном ведении избирательной кампании.

Вот и надо серьёзно беспокоить противника на этом направлении, надо своими контрдействиями все время держать его в напряжении, чтобы противник видел вашу нацеленность на поиск, установление контактов и перевербовку двойника. Если контрдействия будут активными, конкуренту придется мобилизовать дополнительные ресурсы (денежные, людские, временные), чтобы не допустить провала своих планов. Он будет нервничать, а значит, допускать ошибки. А главное, он из атакующего превратится в обороняющегося – а это, как уже говорилось выше, путь к поражению.

 С чего начинать контрдействия?

Обязательно отыщите «гнездо» двойника – адрес, по которому он фактически живет или жил до того, как его завербовали. Часто для этого ничего особенного делать не надо - спасибо системе советской прописки, наши люди в основном проживают там, где прописаны. В избиркоме же прописка всех кандидатов фиксируется.

Если конкурент сделал глупость и не спровадил двойника в теплые края, ваш СМЕРШ должен обложить его со всех сторон: добиваться встреч с самим, с родственниками, соседями, собирать о них всевозможную информацию. Надо продемонстрировать противнику серьезность ваших намерений перевербовать двойника, добыть информацию, которую можно использовать против организаторов манипуляции.

Если двойника спрятали, подобную работу всё равно следует проводить. Почему, собственно, переговоры с двойником нельзя вести через родственников и друзей? Подключите к переговорам психолога, путь он подскажет, на какие струны этих людей лучше давить.

 Кроме того, можно пошевелить нервы противника простыми, но действенными акциями. Заранее предупреждаю, что речь пойдет о не совсем корректных действиях. Но, в конце концов, не мы же с вами затеяли эту войну без правил?

Ну, например. Ваш противник, особенно если речь идет о двойнике-тихоне, пытается вывести двойника из зоны общественного внимания, старается, чтобы ни родственники, ни соседи не знали, что их Петя вдруг пошел во власть. А вы, наоборот, привлеките к нему всеобщее внимание. Можно, к примеру, от имени двойника направить обращение к соседям, сослуживцам с просьбой прислать ему на домашний адрес деньги для пополнения кандидатского избирательного счета. Обещайте вернуть вдвойне. Пусть об этом узнает пресса. Вслед за тем, вполне официально, посылаете двойнику несколько денежных переводов, и тут же снова организуете утечку информации о «незаконном финансировании кампании». Таким образом создается серьезный повод для разборки в избиркоме. Потребуйте личного присутствия «провинившегося» на заседании комиссии. Засветите скандал в СМИ. Пусть ваш оппонент поволнуется. Пусть напряжется, пусть бросит дополнительные ресурсы на погашение скандала.

В данном случае не надо бояться нарушить железное правило - не привлекать внимания к сопернику, не допускать раскрутки более слабых конкурентов за счет собственных ресурсов. Тут несколько иная ситуация – тут мы имеем дело не с самим конкурентом, а с его грязной технологией. И если прессуя двойника, сами при этом не засвечиваетесь - это нормально.

 Если вы точно знаете, кто выставил против вас однофамильца, можно организовать листовочную атаку на заказчика с разоблачениями в нечестности. Атака ведется от имени двойника или от имени его близких. Причем, не факт, что придется действовать нелегально. Вполне возможно, что среди окружения двойника вы найдете людей, которые искренне возмущены вашим конкурентом, заставившим их Петю пойти на сделку с совестью, и готовы выступить с изобличениями вполне официально. Можно не сомневаться: вашему конкуренту все это очень не понравится, он будет нервничать, ведь двойник привлек к себе ненужное внимание. И штаб конкурента тоже наверняка залихорадит…

Разумеется, во всех подобных случаях надо просчитать последствия атаки, и использовать её только в выгодных для себя ситуациях.

И еще одно заключительное замечание. Работая нелегальными методами против двойника, которого выставили против вас нечестные конкуренты, имейте в виду жесткое правило избирательного законодательства: если вас застукают на нелегальщине, запросто снимут с дистанции. Смягчающим вину обстоятельством тот факт, что это не вы затеяли войну, что вы только отвечали на нападение, во внимание вряд ли примут.

Так что будьте аккуратны в своих контратаках.

 

Заканчивая  разговор о воздействии на противника, хотелось бы обратить внимание потенциального «заказанного» кандидата на то, что усилия вашей команды в данном направлении не должны стать самоцелью. Надо понимать, что в ситуации с двойниками гораздо важнее не столько деморализовать конкурента (хотя это очень важно!), сколько сделать его причастность в манипуляциях с двойником достоянием гласности. То есть мы опять возвращаемся к значению воздействия на общественное мнение – только «зарядив» людей неприятием махинаторов, можно рассчитывать на успех ваших контрпропагандистских планов.

 

1.4.3.Перспективы отмены регистрации кандидатов-двойников через суд

Это наиболее проблемное направление контрдействий «заказанного» кандидата. Проблемное – потому что на сегодня мы имеем несовершенное, а порой и просто глупое избирательное законодательство, которое никак не стимулирует честного отношения к выборам, и в котором среди оснований для отмены регистрации кандидатов  нет позиции типа «применение манипулятивных технологий, ущемляющих конституционное право гражданина избирать и быть избранным». Проблемное – еще и потому, что на сегодня мы имеем никуда негодную, полностью коррумпированную судебную систему, а потому у кандидатов, позволивших себе нанять дорогостоящих пиарщиков, реализующих технологию двойников, хватит денег и на судей.

 И, тем не менее, было бы неправильно не пытаться с помощью суда бить по рукам рвущихся к власти проходимцев. И на старуху бывает проруха –  а потому в практике, пусть редко, но встречаются справедливые судебные решения по снятию двойников с предвыборной гонки.

Выше, когда мы говорили о клонировании двойников, упоминались Псков (двойник Тиханова) и Нижний Новгород (двойник Булавинова). Оба клонированных двойника были сняты с дистанции по суду примерно в одно и то же время (сентябрь 2002 г.) и оба – по схожим правовым основаниям.

Заинтересованный читатель сможет ознакомиться с решением Псковского городского суда подробно – мы публикуем это решение в приложении к данной главе. Здесь же приведем и подчеркнем те нормы права, которые суд положил в обоснование своего решения.

1) - Ст. 32 Конституции РФ, п. 2: Граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

2) - Ст. 17 Конституции РФ, п. 3: Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

3) - Ст.10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав», п. 1: Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблением правом в иных формах.

4) - Ст. 19 ГК РФ «Имя гражданина»

п. 4:  Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускаются. 

п. 5: Вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с настоящим Кодексом.

 

Логика принятия решения судом понятна: технология  двойников препятствует конституционному праву «заказанного» кандидата быть избранным,  а сам двойник как технология, направленная не на реализацию права быть избранным, а на причинение вреда (неизбрание) другому кандидату, должна немедленно пресекаться, ибо по ГК РФ подобные вещи в принципе не допускаются.

Единственный способ недопущения противоправных действий со стороны двойника – отстранение его от участия в избирательной гонке. Другого не дано.

Железная логика, основанная на гражданском праве.

 Следует отметить, однако, возникающую в связи с решениями псковского и нижегородского судов правовую коллизию. Считается, что статья 76 «Основания для аннулирования, отмены регистрации кандидата, списка кандидатов» из Закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» дает исчерпывающий перечень оснований для снятия кандидата. Попробуйте, однако, найти в этой статье основания, указывающие на недопустимость нарушения кандидатом базовых положений Гражданского кодекса… И как бы само собой получается, что «железная логика", основанная на гражданском праве, вроде бы и не совсем правовая.

Что тут поделаешь?  Среди наших законодателей слишком мало профессиональных юристов. А когда законы пишут сапожники, правовые коллизии неизбежны. Именно поэтому  и псковский и нижегородский суды сочли необходимым подкрепить свои железные доводы ссылками на другие, по сути гораздо менее существенные проступки двойников, но которые хоть как-то прописаны в замысловатых лабиринтах избирательного законодательства.

Одним словом, перспективы судебной отмены регистрации кандидатов-двойников, особенно «анкетных» однофамильцев (см.выше), пока весьма призрачны. И если манипуляторы действуют грамотно, то в большинстве случаев при всей очевидности вреда, наносимого двойником законным интересам «заказанного» кандидата, суд ничего не может поделать. Ибо нельзя лишать гражданина пассивного избирательного права только на том основании, что он чей-то однофамилец.

Тем не менее, создан важный судебный прецедент, который способен охладить пыл любителей помутить воду в избирательных водоёмах. Так что если против вас начал работать двойник-провокатор, двойник-клон, пусть ваш юрист готовит жалобу в суд на его снятие. Есть определенный шанс выиграть дело.

 В судебной практике можно встретить также случаи снятия "анкетных" двойников. В частности, в кампании по выборам мэра Челябинска-2005, о которой писалось выше, двойников действующего мэра Вячеслава Тарасова суды сняли с дистанции, что называется, со свистом, хотя это были лишь «анкетные» однофамильцы мэра. Правда, есть ощущение, что данные судебные решения были заранее согласованы с «пострадавшим» и потому прошли без сучка без задоринки. В одном случае, «свой» двойник предусмотрительно «забыл» указать что-то важное в регистрационных документах, а втором случае - двойнику довольно туманно инкриминировали в вину огрехи с избирательным фондом.

Не уверен, что решения челябинского суда можно рекомендовать в качестве прецедента – слишком уж сомнителен прецедент. Но говорят, сам Александр Альбертович Вешняков одобрительно отозвался об этих шагах суда.

Понять председателя российского ЦИК можно: допекли. Только юристу, каковым является г-н Вешняков, всё же лучше делать одобрямс в отношении чистых юридических технологий, а не таких, которые служат предметом закулисного сговора между исполнительной и судебной властями. А еще как главному начальнику над российскими выборами ему давно бы следовало предложить на уровне законодательной инициативы меры, полностью искореняющие черную технологию двойников. В техническом плане тут нет никаких трудностей - было бы желание во властных коридорах…

 

1.4.4. Лучше предупредить, чем потом упорно бороться. Меры превентивного характера

В советских СМИ часто звучал такой убедительный милицейский слоган: «Лучший способ борьбы с преступностью – её профилактика!». То есть, целесообразнее не допустить появления проблемы, чем потом бесконечно с ней бороться. Целесообразнее принять меры превентивного характера.

Наверное, этот универсальный принцип можно иногда подвести и под проблему с кандидатами-двойниками.

Если у вас есть основания предположить, что борьба в округе будет жесткой, и что ваши соперники вполне могут использовать против вас технологии лже-кандидатов, постарайтесь как можно раньше засекретить свои намерения и подготовительные действия по предстоящей избирательной кампании. Запустите слух, что скорее всего вы в выборах участия не примете. А если и примете, то не по тому округу, который так тревожит ваших потенциальных конкурентов. Обозначьте свой интерес к соседнему округу – заставьте поверить соперников, что вы им – не конкурент.

Тщательно подготовленные документы на регистрацию подавайте в избирком в самый последний момент, чтобы двойников и подстав под вас уже не успели выставить. Пусть ваше выдвижение будет как снег на голову соперникам. Тогда вам не придется мучительно разгребать проблему двойников по ходу всей кампании.

 

 

 

2. КАНДИДАТЫ-ПОДСТАВЫ

 

2.1. Невидимки

 

Выставление кандидатов-подстав так же как и выставление двойников оказывает воздействие на конфигурацию избирательной кампании. И это понятно, ведь в результате меняется состав участников игры. Только если появление двойников в раскладе сил носит исключительно тактический характер, то подставы способны изменить стратегическую картину кампании, способны поставить кампанию на уши. Именно поэтому кандидаты-подставы занимают важное место в разработке стратегии, и в частности такого специфичного её раздела как стратегия по отношению к конкурентам (подробно см. Е.Малкин, Е.Сучков. Политические технологии. – М.: 2006.)

Тем не менее, технологии лже-кандидатов, в том числе и технологии подстав – это область тактики избирательных кампаний. Как в хоккее не обойтись без обводных финтов, так и в избирательной кампании не обойтись без тактических хитростей. И кандидаты-подставы здесь – наиболее эффективные, а потому наиболее распространенные тактические приемы, своеобразные обводные финты, используемые соперниками друг против друга. Можно без преувеличения утверждать, что с недавних пор технологии подстав применяются в абсолютном большинстве отечественных избирательных кампаний.

 В отличие от двойника, посторонний глаз подставу не обнаружит. Это как самолет-невидимка. Подчас и специалисту приходится поломать голову, чтобы выявить его среди многочисленной гвардии соперников-кандидатов, чтобы определить, кто и зачем подставу выставил. Нередко  тайна подставы так и остается тайной – до тех пор, пока уставший пиарить избирательный технолог не вздумает писать мемуары о своих подвигах. И только тогда изумленной общественности вдруг открывается, что губернатор N, этот образец политического целомудрия и честности, оказывается, был избран в результате использования чёрных технологий.

Впрочем, в большинстве своем относить избирательные технологии, связанные с выдвижением кандидатов-подстав, к черному пиару, нет никаких оснований. Я бы даже поостерёгся называть их некорректными.

Сейчас я обозначу наиболее распространенные виды подстав – судите сами об их корректности.

 

 

2.2. Разновидности кандидатов-подстав

 

2.2.1. Подстава-страховка

Четвертый срок подряд возглавляет Московскую городскую думу милейший Владимир Михайлович Платонов. И по крайней мере пару раз он выставлял на своих выборах кандидата-подставу - одного и того же человека, Андрея Прияткина, видимо, своего хорошего знакомого.

Зачем он это делает? С одной очевидной целью: подстава нужна Владимиру Михайловичу как страховка на случай возможной попытки его конкурентов сорвать выборы. Случаи, когда соперники сильного кандидата договаривались между собой и согласованно сходили с дистанции, практике известны. Известно и то, к чему это приводило: выборы как безальтернативные признавались несостоявшимися.

Подстава-страховка делает бессмысленными  подобные договоренности конкурентов лидера гонки.

Что же грязного в такой технологии? Абсолютно ничего. Просто – это самая банальная тактическая уловка, позволяющая кандидату-лидеру вполне легально выкрутиться из критической ситуации. Не знаю, повернется ли у кого язык назвать подобную тактическую уловку нечестным приемом?

 

2.2.2. Ресурс- подстава

Несовершенство избирательного законодательства часто ставит кандидатов в такое положение, что поневоле приходится действовать по принципу: хочешь жить - умей вертеться. Не схитришь – проиграешь.

В некоторых регионах местные законодатели настолько урезали избирательные фонды кандидатов на выборные должности в исполнительную и законодательную власть, что никакой избирательной кампании там проводить просто невозможно. Вдумайтесь, что означает слово кампания вообще и применительно к выборам, в частности. Конечно, это что-то большое, объёмное, даже огромное. Две листовки и минутный клип по кабельному ТВ, прокрученный полтора раза, – разве это кампания?! Можно ли честно провести кампанию кандидата в мэра города с населением под сто тысяч, если фонд кандидата равен всего 600 долларам?

Любой специалист скажет: нельзя. Один компьютер со всеми необходимыми прибамбасами, которые должен приобрести штаб, чтобы работать на современном, а не на пещерном уровне, стоит больше. Да что там компьютер? На чай-кофе сотрудникам штаба этих денег по большому счету не хватит.

Что же делать? Понятно что – ловчить. Что все и делают.

Только одни делают это без затей, маскируя, как могут, свои траты черного нала, и одновременно всячески ублажая руководство окружного избиркома. Вариант ненадежный. Потому что нет гарантии, что ублажишь – а, значит, в любой момент можешь слететь с дистанции.

Другие же нашли оригинальный выход из положения: выдвигают кандидатов-подстав. Выдвинул кандидат сам себя, да еще уговорил выдвинуться двух-трех своих приятелей - и средства, которые можно официально тратить на его избирательную кампанию, возрастают в два-три раза. Причем, все законно, можно председателю избиркома в рот не заглядывать. Что же касается некоторых неудобств, связанных с использованием средств из как бы чужого фонда, то несмотря на законодательные запреты, и юридически и технологически все это вполне решаемо.

Вот вам еще один пример благопристойной технологии, занесенной почему-то в разряд некорректных. Думаю, что и тут никто не станет осуждать кандидата, выдвинувшего подстав. Осуждать надо безголовых законодателей, которые вынуждают честных людей ловчить.

Разновидностью технологии ресурс-подставы можно считать случай, когда лишнего кандидата выставляют для того, чтобы в день выборов более надежно прикрыть избирательные участки своими наблюдателями, чтобы на каждом участке можно было выставить не двоих, а четверых надежных людей (по два наблюдателя и по два члена комиссии с совещательным голосом) - тогда можно охватить наблюдением не только зал для голосования и подходы к нему, но и переносные урны. И тоже в применении данной технологии ничего предосудительного в общем-то нет.

Ну, и наконец, известны случаи, когда ресурс-подстава запускается для одномоментного крутого удара по основному конкуренту кандидата-заказчика, за чем следует слив подставы за дальнейшей ненадобностью. Подобное зафиксировано, например, на нижегородских губернаторских выборах в 2001 г., когда по всем каналам местного телевидения был запущен одномоментный показ 40-минутного скандального ролика про известного нижегородского Робин-Гуда, кандидата Климентьева. Эту акцию оплатил из своего фонда никому не известный подставной кандидат по фамилии В.Грядасов. После этой акции он сразу же исчез из поля зрения общественности.

 

Надо признать, однако, что сегодня ресурс-подставы больше экзотика, чем реальность. Жуткие заморочки с «нотариальным» сбором подписей и неимоверно взбухший избирательный залог нейтрализовали в принципе возможность использования этой разновидности подстав. И только на совсем уж мелких выборах, где число необходимых для регистрации кандидата подписей не превышает нескольких десятков (пусть даже сотен), выставление лишнего кандидата не накладно.

 

2.2.3. Подстава-критик

Практике известно несколько разновидностей «критика».

Основной номинацией этого ряда подстав является «сторонний критик». Подставу данной номинации выставляет обычно против своих конкурентов кандидат, который отыгрывает образ сильной личности (например, в номинации «победитель») и которому не с руки критиковать соперников, потому что критика в массовом сознании воспринимается как разновидность сутяжничества, никак не стыкующегося с образом сильной личности.

За «сильного» отдувается подстава-критик. Именно подстава озвучивает через СМИ и листовки всю критику, все словесные атаки на конкурентов, позволяя «победителю» оставаться в белых перчатках, вне склок и малоприятных кандидатских разборок.

«Стороннего критика», как правило, выставляют либо для разрушения положительного образа основного конкурента либо для накачки его антиобраза. То есть, грамотно натасканная подстава должна «работать из образа» атакуемого – это важное условие успешного функционирования «критика». При этом подставной кандидат не должен превращаться в критикана, хающего всех и вся. Его критика должна быть конкретной и адресной, только тогда она будет восприниматься избирателями как нечто существенное.

Кроме «стороннего критика» в данном ряду лже-кандидатов можно выделить подставу-терминатора и подставу-сутяжника.

Подстава-терминатор обычно «достает» кандидата-жертву через СМИ, а также путем непосредственного контакта на встречах с избирателями, на других массовых мероприятиях. Эффективнее всего у «терминатора» получается преследовать кандидата, являющегося действующим представителем власти, действующим депутатом. У действующих всегда можно отыскать ошибки и недочеты в работе – они-то и поднимаются на щит прилюдной критики. Подарком судьбы могут стать для «терминатора» факты неточности и откровенного вранья, обычно выявляемые путем сопоставительного анализа депутатских обещаний и отчетов. Подобные огрехи документируются, чтобы потом при любой попытке депутата публично рассказать, как он много сделал для избирателей, можно было выпятить пару-тройку заверенных нотариусом фактов вранья и тем самым влить ложку дёгтя в бочку депутатского мёда. Постоянно сопровождая и разоблачая таким образом противника, «терминатор» способен порой полностью нейтрализовать программу встреч «заказанного» кандидата с избирателями, превратить его появление на людях в невыносимую моральную пытку. Напомним, что «терминатор» тоже является кандидатом и потому имеет право на активное участие в публичных мероприятиях, организуемых соперниками его босса. При определенной упёртости «терминатора» (а он обязан быть упёртым) атакуемому кандидату очень трудно избавиться от подобного неудобного соседства.

И опять вопрос: если человека, претендующего на власть уличают во вранье, если в его биографии и деятельности имеются черные пятна и если при этом критика в его адрес высказывается официально и аргументировано, - можно ли считать предлагаемую форму организации такой критики (признаем: немного необычную) аморальной, можно ли говорить, что в ход пошли черные технологии?

Однозначно отвечать на этот вопрос утвердительно я бы не рискнул.

Что касается подставы-сутяжника, то его нанимают обычно для отвязанной критики атакуемого кандидата в СМИ, а также для осуществления так называемой исковой диверсии. От «сутяжника» требуется буквально завалить избирком и суд жалобами и исками в адрес атакуемого кандидата, подводя того под снятие. Причем, в отличие от «стороннего критика» и «терминатора» здесь не ставится задача «критики из образа». Основной задачей «сутяжника» является создать во вражеском штабе обстановку жуткого дискомфорта, когда все штабные только тем и озабочены, как лучше отыграть в суде очередную жалобу врагов и как не подставиться под их следующую атаку.

Если в результате атак «сутяжника» удалось снять с дистанции «заказанного» кандидата, то это расценивается обычно как прыжок выше головы. Что ж, иногда «сутяжники» подпрыгивают довольно высоко.

Пожалуй, это первая из рассмотренных видов подстав, которую можно отнести к некорректным. Но вряд ли к грязным, скорее к сероватым.

 

2.2.5. Спарринг-подстава

В боксе спарринг-партнер используется для того, чтобы кулачный боец на живом человеке, а не на кожаной груше с опилками, отрабатывал свое мастерство.

В избирательном искусстве спарринг-подстава используется для того, чтобы, обозначив (сымитировав) на электоральном ринге бой «между гигантами», выбить из сюжета кампании всех остальных игроков. Кампания ведется так, чтобы были заметны только два кандидата, остальных искусственно превращают в фоновых. На заключительном этапе кампании подстава сливает керосин в бак своего спарринг-партнера. А у остальных участников кампании уже нет времени, чтобы вписаться в сюжет кампании – поезд ушел.

Приведу пример. На выборах в Законодательное собрание одного южного региона России против независимого кандидата Щ. его соперник предприниматель К. , поддерживаемый «Единой Россией», выдвинул две подставы: одна - директор предприятия, а вторая – рабочий подконтрольной фирмы. Работягу выдвинули в качестве «стороннего критика», он должен был обеспечивать разъяренный «лай» на кандидата Щ. А вот директора выдвинули в качестве спарринг-подставы затем, чтобы разыграть избирательную кампанию по сценарию «сюжет для двоих».

Помните, как похожий сценарий был разыгран на президентской кампании-96, когда из сюжета кампании удалось выбить всех игроков, кроме Ельцина и Зюганова? Правда, конфигурация той кампании была такова, что подстава не потребовалась – роль спарринг-партнера Ельцина естественным образом отыгрывал лидер российских коммунистов.

В данном же случае предприниматель и директор, являясь по жизни приятелями и партнерами по бизнесу, едва зарегистрировавшись в качестве кандидатов в депутаты Заксобрания, начали демонстративно и резко атаковать друг друга, делая вид, что других соперников у них просто не существует.

Понимая, с какой целью это делается, штаб независимого кандидата Щ, тоже без промедления резко влез в драку, весьма агрессивно наезжая на предпринимателя К. Уже через пару недель стало ясно, что Щ. прочно вписался в сюжет. Поняв это, команда предпринимателя К., дабы не тратить впустую лишние средства, выключила подставу-директора из игры, и борьба развернулась между реальными соперниками, под запланированный «лай» работяги-подставы.

 

2.2.5. Подстава-однопольник

Это – наиболее часто используемая разновидность рассматриваемой технологии. Лже-кандидата здесь выдвигают с целью растащить голоса базового электората конкурента. А значит, надо подыскивать и выдвигать в качестве подставы человека, выступающего в той же номинации, что и «заказанный» кандидат, работающего на одном с ним электоральном поле, т.е. однопольника.

В качестве наиболее типичных примеров использования данной разновидности подстав можно привести случаи, когда против коммуниста-зюгановца выдвигают коммуниста-ампиловца, против героя-афганца выдвигают участника чеченской войны, против директора школы – заслуженного учителя РФ и т.п.

В качестве электоральной конкурирующей среды как объекта посягательства однопольника здесь можно рассматривать положительный образ кандидата, его профессию, территорию (или часть её) избирательного округа, пересекающиеся базовые электораты и др. – всё зависит от конкретной предвыборной ситуации и фантазии избирательного технолога.

Нередко «однопольников» выставляют пачками. Известен случай выставления штабом кандидата в губернаторы сразу шестерых подстав-однопольников. Причем, трое из них были выставлены в одном из крупных районных центров губернии. Из этого города был родом атакуемый кандидат. И хотя в родном городе его не очень любили (переехал в областной центр и забыл малую родину), анализ электоральных настроений показывал, что он может набрать здесь рекордное количество голосов, потому что город традиционно голосует по принципу «чужие здесь не ходят!», т.е. голосует преимущественно за своих. Вот и было решено в этом городе выставить еще троих авторитетных своих. Нигде, кроме этого города, агитация за подставных кандидатов не велась. Здесь же она развернулась в полную силу. Замысел удался. Вместо ожидаемых 80 тыс. голосов своих земляков, соперник заказчика получил всего 9 тысяч, пропустив вперед все три подставы, а заодно и заказчика.

 

Есть ли тут грязь? Можно ли назвать описанные действия черной технологией? Не уверен, что это было бы очень справедливо. Ведь если бы атакуемому кандидату не было найдено альтернативы в родном городе, то город мог бы поддержать человека, который его уже раз кинул. Поддержать по существу предателя. Был бы такой финал проявлением справедливости? – вот в чем вопрос.

 

2.2.6 Подстава-буфер

В параграфе 1.2.2 речь шла о двойнике-буфере. По сути - это такое пугало, узнав о присутствии которого в списке претендентов, кое-кто из реальных кандидатов задумается: а может, есть смысл сменить округ и выставиться там, где пугала нет.

Похожая по сути номинация лже-кандидата есть и среди кандидатов-подстав. Разница лишь в том, что в качестве пугала здесь выступает не двойник-однофамилец, а, так сказать, электоральный двойник. То есть подстава. Подстава-буфер.

 

Два интересных примера.

Первый – из области неудачного применения технологии.

В 2005 г на выборах мэра Дивногорска (Красноярский край) действующий мэр г-н Новак очень боялся, что его основной соперник по 2001 г. В.Германович вновь выдвинет свою кандидатуру, и тогда его шансы остаться в руководящем кресле будут минимальными. Пытаясь предотвратить участие Германовича в выборах, мэр решил выставить против опасного соперника подставу-буфер. В качестве таковой был выдвинут заместитель мэра В. Платонов. Политтехнологи мэра решили, что это очень подходящая фигура, ибо так же как и В. Германович он был отставником ФСБ. А чтобы «пугало» сильнее напугало неудобного соперника, в кампанию Платонова был вброшен слоган «Жизнь - родному городу! Честь - никому!», который в 2001 году использовал Германович в своей агитации.

Однако В. Германовича это не остановило, он вступил в борьбу и победил более чем убедительно, набрав уже в первом же туре почти 63% голосов. Технология подставы-буфера не выполнила своей задачи, и более того – явно сработала в минус. И это логично, ведь появление вице-мэра в числе претендентов на кресло руководителя города явно продемонстрировало электорату профнепригодность мэра. Избиратели рассудили так: раз уж твои ближайшие сподвижники не видят в тебе достойного руководителя, то почему мы должны за тебя голосовать?

Ну, и конечно, ход с Платоновым говорит о явной профнепригодности политтехнологов г-на Новака.

Второй пример – успешное применение рассматриваемой технологии.

Он описан на когда-то активном, а ныне замороженном сайте Плутовство.ру. Вот что мы там читаем: «На прошлых губернаторских выборах в Пензенской области губернатор Бочкарев не мог рассчитывать на поддержку Москвы и что он сделал? Он договорился с коммунистом Виктором Илюхиным, что тот имитирует губернаторскую кампанию. В результате Кремлю пришлось выбирать между весьма одиозным Илюхиным и своим парнем Бочкаревым. Естественно Бочкарев получил добро на свое переизбрание».

 

И снова тот же вопрос – увидели ли вы что-то «грязное» в использовании технологии подставы-буфер? В отрицательном ответе на этот вопрос большинства читателей можно не сомневаться.

 

2.2.7.Подстава-провокатор

Да, с провокационной целью выставляются не только двойники, но и подставы. Правда, по сравнению с описанным выше двойником Тиханова (помните, листовка «Тихая обитель») кандидаты-подставы, с которыми мне приходилось встречаться, о которых приходилось слышать или читать, не столь экзотичны.

В частности, в книге уральского авторского коллектива из «Bakster Group» (Гусев, Матвейчев и др.) «Уши машут ослом» описана ситуация, в которой против действующего мэра бакстер-группешники выдвинули сразу восемь подстав. Причем, четверых – с явно провокационной целью. Их кампании специально были подведены под скандальные снятия с дистанции, после чего инициаторами авантюры была развернута кампания травли действующего мэра, невинно обвиненного в связи с мафией и использовании административного ресурса против соперников. И хотя поначалу большинство избирателей поддерживали мэра, не видя ему альтернативы, в конце концов их заставили поверить в несуществующие грехи градоначальника и проголосовать за другого.

Сюда же следует отнести технологию подстав, использование которой О.Матвейчев называет «Медвежьей услугой»: подставной кандидат, имеющий дурную репутацию, начинает громко заявлять о поддержке вашего соперника. По сути это известная некорректная технология «Компрометирующая поддержка», и для того, чтобы работать по этой технологии, абсолютно не обязательно выдвигать подставного кандидата, это слишком дорогое и хлопотное удовольствие (залог, регистрация и пр.). Компрометирующую поддержку дешевле организовывать со стороны. Но если кандидату некуда деньги девать – почему не выдвинуть «медвежатника»?

Технология «подстав-провокаторов» однозначно грязная.

Заканчивая разговор о видах подстав, отмечу два фактора.

Первый. Лишь иногда отмеченные выше номинации подстав задействуются изолированно. Чаще один подставной кандидат выполняет сразу несколько функций – он и ресурс-подстава, и критик, и однопольник.

И второй фактор. Несмотря на нечистоплотность всего одной из семи рассмотренных разновидностей технологии, работа со всеми без исключения подставами весьма некомфортна как для кандидата-заказчика, так и для самих подставных кандидатов. Ведь что ни говори, в массовом сознании тактическая хитрость на выборах – это все равно обман, все равно плутовство. Кому приятно услышать, особенно от близкого человека: - Ну и плут же ты, Петя!

А если люди узнают, что за плутовство тебе еще и платят!...

 

 

2.3. Реализация технологий кандидатов-подстав

 

Технологии подстав реализуются под грифом «секретно» и в те же самые три этапа, о которых говорилось применительно к двойникам:

1) подбор кандидата-подставы,

2) вербовка и «накачка» подставы,

3) имитация его избирательной кампании.

Впрочем, термин «имитация» здесь не всегда уместен. Иногда штаб кандидата-подставы разворачивает полномасштабную избирательную кампанию. И стоит такая кампания порой не меньше, чем кампания основного кандидата. Практике известны случаи, когда подставные кандидаты выходили во второй тур губернаторских и мэрских кампаний и даже становились победителями выборов. В частности, пример с дискредитацией мэра с помощью четверки подстав-провокаторов, который приводился  чуть выше, закончился именно таким образом. Мэром стал подставной кандидат.

Хотя по большей части под кандидатов-подстав создаются всё же усеченные штабные структуры. Эти структуры принято называть «фанерными» штабами, т.е. ненастоящими, хотя порой далеко не каждый специалист может с ходу понять их бутафорский смысл. Более того, несмотря на свою «фанерность», избирательные штабы кандидатов-подстав осуществляют все предусмотренные законом обязательные избирательные действия, функционируют вполне легитимно, а их минимально необходимый штат должен составить три единицы: начштаба, юрист и офис-секретарь.

Штаб кандидата-подставы размещается изолированно от основного штаба, и хотя руководство ими осуществляется из одного центра, связь между штабами тщательно маскируется. Эмиссары основного штаба и начальник «фанерного» встречаются на конспиративной квартире. Планы-графики штабов плотно увязываются. При этом большинство позиций своего плана-графика начальник «фанерного» штаба пишет под диктовку шефа из основного штаба, детализируя затем эти позиции в рамках утвержденной сметы.

В основном штабе о подставном кандидате должны знать единицы - только те, кто непосредственно курирует данную линию работы. То же самое требование и к штабу подставного кандидата: об истинном характере избирательной кампании подставы должны знать только он сам да его начальник штаба, остальных штабных обрекают играть «втёмную».

Распространенным является мнение, что в отличие от двойников, которые, как правило, остаются в игре до конца, кандидатам-подставам лучше сниматься с дистанции в пользу основного кандидата за несколько дней до дня голосования. Не факт, что данная рекомендация должна носить универсальный характер. Решение о досрочном снятии подставы с дистанции каждый раз принимается с учетом тактической целесообразности этого шага и с учетом задач, которые возлагались на подставу. Так, если речь идет о ресурс-подставе или подставе-критике, то их досрочное снятие в принципе возможно. Что же касается подставы-однопольника, то тут надо стоять до конца, ведь он работает на чужом для основного кандидата поле, растаскивая голоса его конкурента. Я уже приводил пример, когда удалось растащить голоса сильного соперника, выставив на его малой родине три подставы. Что бы было, если подставы сошли с дистанции раньше срока?

 

 

2.4. Проблемы противодействия технологиям подстав

 

Бороться с кандидатами-подставами также трудно как с самолетами-невидимками. Попробуйте обнаружить подставу!

Когда на выборную должность претендует более пяти человек, ясно, что без подстав тут не обошлось. Профессиональный политтехнолог способен порой интуитивно вычислить, кто из них, кем и с какой целью выставлен. Но иногда это неразрешимый ребус даже для опытного специалиста, давно и успешно применяющего данную технологию. Утверждаю это, опираясь на собственный опыт.

 

Между тем, не ответив на три обозначенных выше вопроса (кто? кем? с какой целью выставлен?), вы ограничены в маневрах относительно возможных договоренностей с конкурентами о союзах одних против других, о снятии кандидатур в чью-то пользу и т.д. И начиная переговоры с непонятным до конца конкурентом, запросто можно угодить в ловушку, когда ваши тайные намерения против самого опасного соперника тут же станут ему известны. Ибо вы пришли договариваться с его подставой, возможно, выставленной как раз против вас.

Так что, как говорится, – расшибись, но ребус с подставами разгадай!

К сожалению, в отличие от параграфа о двойниках, здесь я вынужден говорить не о способах, а о проблемах противодействия технологиям подстав.

Главная проблема тут сводится к своевременному получению информации о том, что против вас выставляют подставу, к вычислению подстав. Для этого в вашем штабе должны быть квалифицированные политтехнолог, аналитик и контрразведчик. Если такие специалисты есть, если им удалось обнаружить «невидимку» – включается сценарий, аналогичный сценарию борьбы с двойниками – воздействие на общественное мнения, воздействие на противника, попытки снятия подстав через суд. Может быть, чего-нибудь и получится.

Используйте также превентивную меру противодействия – затягивайте до предела обнародование своих намерений участвовать в выборах, запутывайте конкурентов относительно округа, по которому намерены баллотироваться.

Никакого другого оружия против подстав всё равно пока не существует.

 

 

 

ТАКТИЧЕСКИЕ

ФИНТЫ В

ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ

КАМПАНИЯХ

 

В 2003 г практически одновременно появились публикации двух ведущих российских политтехнологов О.Матвейчева и В.Полуэктова, в которых были засвечены некорректные избирательные технологии «Лже-кандидаты».

 

На этой странице ИЗБА публикует обновленную версию Валентина Полуэктова, впервые изложенную в книге «Полевые и манипулятивные технологии. Настольная книга менеджера избирательных кампаний».

 

Версию

Олега Матвейчева

см. ИЗБУ, статья

«Технологии подстав.

Технические кандидаты»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прецедент

 

Снятие двойника

по суду -

решение

Псковского

городского суда

№ 2-5741/2002

 

- Приложение

к статье

 

 

 

 

 

 

НАВЕРХ

3d_basic_email.gif :izbasssymble_at_red.gifmail.ru  

НА ТИТУЛЬНУЮ ТЕХНОЛОГИЙ