ПОЛИТТЕЛЕГРАФ: ЧТО?, ГДЕ?, ПОЧЁМУ?

 

bar2.gif

img2.gif

img4.gif

img3.gif

img1.gif

 

2.03.10

 

 

ЧУМА ЕДРòСИИ - 1

Административный ресурс в избирательных кампаниях

Валентин ПОЛУЭКТОВ, политтехнолог, Москва   ©

 

От автора:  Уважаемые читатели! Предлагаю вашему вниманию журнальный вариант одной из глав своей новой пока незавершенной книги с рабочим названием «Эволюция политтехнологий. Краткий курс».  Сегодня публикуется начало главы.

 

 

 1. Введение в тему

 

Мы уже привыкли брезгливо морщиться, слыша про административный ресурс в избирательных кампаниях. Как будто прикоснулись к чему-то гадкому, грязному. Такая реакция вполне оправдана: на выборах административный ресурс практически всегда сопровождается черным пиаром, искажением реального волеизъявления граждан, фальсификациями. А то и криминалом.

В принципе запуск грязных избирательных технологий и фальсификаций невозможен без поддержки адмресурса. Это - общее мнение специалистов и экспертов по вопросам организации и проведения выборов. Я тут не исключение.

Замечу при этом, что анализируемое явление несправедливо было бы рассматривать как этакое тотальное зло, которое необходимо раз и навсегда запретить. В разных сферах повседневной общественной жизни неординарное использование возможностей управленческих структур, возможностей исполнительной власти – а в этом, собственно, и заключается суть административного ресурса – не только допустимо, но и необходимо. Когда мэрия, к примеру, получив информацию о возможном теракте, прибегает к такой серьезной мере, как принудительная эвакуация жителей микрорайона, никому в голову не придет упрекать её в использовании адмресурса. Хотя он тут налицо.

Объективно административный ресурс является обязательным атрибутом исполнительной власти любого уровня, и она не только вправе, но и обязана его реализовывать во благо народа. Это касается большинства сфер общественной жизни.

 

Однако выборы – исключение, сюда вход исполнительной власти, а значит, и административному ресурсу, должен быть строго заказан. Если быть точным, запрету подлежит не всякое участие исполнительной власти в выборном процессе, не просто использование административного ресурса, а злоупотребление административным ресурсом (по сути – злоупотребление властью), в качестве чего правомерно рассматривать любое нерегламентированное вмешательство чиновничества в этот процесс. Именно нерегламентированное, то есть самодеятельное, то есть прямо не предусмотренное законом. Другими словами, если в законе определено, что губернатор участвует в формировании регионального избиркома, ради бога – засылай туда своих людей, реализуй предоставленные тебе полномочия. Но если закон исходит из принципа обеспечения равных условий для участников предвыборного соревнования, а губернатор даёт указание чиновникам прессинговать оппозиционную партию, более того, он понуждает суд снять неугодную партию с дистанции (а тут понуждением следует считать даже неофициальную просьбу через посредников, даже намек), то такой губернатор – преступник. Или, по крайней мере, правонарушитель – всё зависит от характера прессинга.

 

Надо понимать, что самодеятельное вторжение чиновничества в сферу выборов совершается отнюдь не во благо народа - чиновники преследуют здесь исключительно свои собственные интересы, стремясь во чтобы то ни стало, любыми способами и средствами сохраниться во власти, сделать власть несменяемой. И тут в ход идет всё, вплоть до открытой фальсификации, вплоть до криминального давления на оппонентов. Такая самодеятельность разрушает сферу выборов, ставит крест на свободном волеизъявлении граждан. Кстати, и на легитимности самой власти тоже. Ведь ничто так не подрывает народного доверия к власти, не ставит под сомнение её право рулить обществом, как нечестные выборы. Потому что нечестные выборы могут быть только при воровской власти. Это аксиома.

И, конечно же, народ, которому власть навязывается путем мошеннических трюков и административного давления, имеет моральное право на её устранение. В том числе с помощью силы.

 

Вообще нерегламентированное вторжение чиновничества в сферу выборов впору рассматривать как административный терроризм. Ибо такое вторжение – тоже циничный вызов обществу, тоже война без правил, тоже подлое нападение. Только вместо гексогена и автоматов Калашникова (АК) у нападающих оружие, имя которому - административный ресурс (АР).

 

Ну и как положено, в заключение вводной части главы базовое определение:

 

Административный ресурс – это средства, с помощью которых власть осуществляет свои полномочия в неординарных ситуациях. В принципе никакого негативного оттенка сам по себе этот термин не содержит. Однако в последнее время именно такой оттенок он приобрел применительно к избирательным кампаниям. Здесь под АР понимается нерегламентированное вмешательство властных структур и чиновников в сферу организации и проведения выборов с целью обеспечения угодных власти результатов. Как правило, это выражается в недопустимых с точки зрения избирательного права действиях по поддержке «своих» и подавлению «несогласованных» кандидатов (партий) и сопряжено со злоупотреблением властью, с незаконным использованием бюджетных средств, с игнорированием основополагающего принципа свободных выборов, провозглашающего обязанность государства обеспечить всем кандидатам (партиям) равные условия для реализации их избирательных прав, для свободного ведения агитационной работы.

 

Добавлю к сказанному, что львиная доля административного ресурса в России имеет, так сказать, региональную прописку, т.е. независимо от уровня проводимых избирательных кампаний, реализацию ресурса обеспечивают преимущественно региональные власти. Это бесспорный факт.

Именно поэтому за исключением специально оговариваемых тезисов наш разговор сегодня будет крутиться в основном вокруг регионального АР.

 

 

2. Структура административного ресурса

 

Об этом очень коротко.

 

В структуре административного ресурса четко проглядываются две составляющие (два направления), деление на которые обусловлено разными целями применения этого монстра в избирательных кампаниях:

1) поддерживающий (позиционный) административный ресурс - направленный на поддержку своих кандидатов, своей партии,

2) прессингующий (атакующий) административный ресурс - направленный на «гашение» чужих кандидатов и партий.

Причем, такое деление носит условный характер, так как практически любой прессинг в отношении оппозиционного кандидата объективно работает на поддержку кандидата из противоположного лагеря, и наоборот.

Все возможные формы (методы, приемы, способы, виды, стили) административного ресурса используются исключительно в рамках двух его обозначенных выше направлений. Форм АР настолько много, что уверен: по теме их классификации будет защищен не один десяток кандидатских и докторских диссертаций.

 

Встречающиеся в профильной литературе попытки «вписать» в структуру административного ресурса дополнительные элементы в качестве основных составляющих, на мой взгляд, несостоятельны.

Так, у весьма уважаемых мной авторов (Е.Малкин, Е. Сучков), в их, без преувеличения сказать, классическом труде «Политические технологии» наряду с поддержкой своих и прессингом чужих в качестве третьего главного элемента структуры АР (третьего направления использования АР) называется давление на электорат. На самом деле, любая давиловка избирателей административными методами ведётся в рамках двух указанных выше составляющих АР, а потому выделять её в отдельный элемент структуры - это всё равно что, классифицируя людей по уму, выделять наряду с умными и тупыми еще и очкариков.

Общим местом у пишущих коллег стало обозначение и т.н. нейтрального административного ресурса. Наверное, это тоже не совсем правильно. На выборах обладатель административного ресурса, т.е. власть, - всегда заинтересованная сторона, и если она убеждает вас в своем нейтралитете, верить этому нельзя. Как нельзя поверить в беспристрастность секунданта боксера во время боевого танца его подопечного на ринге.

 

 

3. «Прибавочная стоимость» административного ресурса

 

Тот, на кого работает административный ресурс, априори имеет весомую фору перед всеми остальными участниками предвыборной гонки.

Кто-то сомневается?

По крайней мере, экспертное мнение на этот счет единодушно. Разнотолки начинаются, когда пытаются обозначить величину форы. Тут наблюдается заметный разнобой в оценках: от скромных 5-7% до четверти «прибавочной стоимости» голосования.

 

На самом деле, обозначенная выше шкала потенциала административного ресурса весьма однобока: она учитывает лишь возможные плюсы в пользу партии власти, упуская из виду так называемую минусовку, другими словами - потери оппонентов. А ведь именно минусовка, т.е. прессинг в отношении оппонентов власти, всё больше и больше преобладает в структуре административного ресурса.

Да и вообще - шкала устарела. Она была характерна для российской избирательной практики лишь до начала позапрошлого цикла федеральных выборов, т.е. до 2003 г. Начиная же с госдумовской кампании-2003 стараниями Администрации Президента РФ и партии власти адмресурс крепчал как на дрожжах, и на сегодня (начало 2010 г.) достиг запредельных величин.

Ну, например, относительно выборов в Мосгордуму в октябре 2009 г. можно уверенно говорить о том, что навар с административного ресурса в пользу едросовской камарильи как минимум равнялся реальным цифрам голосования за «кепочный» список. То есть на каждый реально полученный едросами голос приходится не менее одного «приваренного» с помощью АР голоса. А кое-где зафиксирован аж 300%-ный привар. Так, на избирательном участке №1702 (Даниловский р-н столицы) реальный подсчет голосов выявил поддержку списка едросов в 192 голоса, но в окружном избиркоме эта цифра чудесным образом распухла до 742! Привар – 550 голосов, или 282 %! И это без учета весьма вероятных едросовских вбросов в течение дня.

  

Выборы в МГД-2009. Сравнительная таблица итогов реального и сфальсифицированного подсчета

голосов на избирательном участке №1702 (Даниловский р-н столицы):

Партия

Результаты реальные, отраженные в копиях протоколов, выданных наблюдателям

Подправленные в окружной комиссии результаты

в абсолютном исчислении

в %

в абсолютном

исчислении

в %

Единая Россия

192

40,3

742

76,0

КПРФ

98

20,6

98

10,0

Справедливая Россия

50

10,5

50

5,1

Яблоко

38

8,0

38

3,8

ЛДПР

37

7,8

37

3,7

Патриоты России

11

2,3

11

1,1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Источник:      http://www.newsland.ru/News/Detail/id/424318/cat/10

 

Что касается потенциала АР-минусовки в отношении оппозиционных партий, то если судить по тому же Даниловскому участку, её размах в день выборов оказался критичным для ряда партий – см. приведенную выше таблицу. И это - без учета потерь от административного ущемления оппозиции в агитационной период (ограничение допуска к СМИ и на билбордовское пространство, подключение дворников и молодогвардейской гопоты к зачистке «вражеских» АПМ и пр.).

Т.е., электоральный вес каждой из оппозиционных партий в столице только в результате фальсификаций итогового протокола искусственно занижен вдвое, и как результат – СР, Яблоко и ЛДПР лишились своих законных мест в столичной гордуме.

Такая вот реальная «прибавочная стоимость» административного ресурса.

 

Еще пример. На выборах Президента РФ в 2008 г. лишь за счет манипуляций едросовских штабов с так называемым домашним голосованием Д.Медведеву было приписано около 8% лишних голосов! А еще было голосование по открепительным удостоверениям с массовым использованием особо грязной технологии «Хоровод»! А еще был элементарный вброс бюллетеней, производимый повсеместно! А еще было перелицовывание итоговых протоколов участковых избирательных комиссий! Тоже повсеместное. А еще….

Кто-нибудь пробовал подсчитывать «прибавочную стоимость» АР в данном случае? Что получается: 20%? 30? А может, все 50?

 

А в избирательной кампании ГД-2007 чудовищный по масштабам и свирепости прессингующий административный ресурс окончательно вышиб российских либералов на обочину политического пространства. Яблоко и СПС фактически огульно были объявлены политическими банкротами – мол, раз за вас никто не голосует, чего вы рыпаетесь?!

Между тем, и у правых и у Яблока безусловно на тот момент был, пусть небольшой, но в принципе достаточный базовый электорат, чтобы быть представленными в парламенте. Официальные итоги голосования в 2007 г. ни в коей мере не отражают их реальной поддержки. Хотя бы потому, что почти все нити доступа либералов к своему избирателю были перерезаны: выступления в СМИ искусственно сведены к минимуму, почти к нулю, наружная реклама в массовых масштабах хулигански портилась и уничтожалась, общий тираж незаконно изъятых агитационных материалов у СПС и Яблока, предназначенных к раздаче, исчислялся миллионами экземпляров. А работавших с остатками тиражей агитаторов гнобили как советских бомжей в Москве накануне очередного съезда КПСС.

Попробуй добиться аплодисментов за пение, когда тебе заклеили скотчем рот!

 

То есть в плане минусовки опозиционных кандидатов и партий потенциал административного ресурса еще круче. Тут пахнет даже не 50-ю, а всеми 99-ю процентами голосов!

 

Административный ресурс на выборах всегда был, есть и будет. Однако его размах зависит от степени приверженности наших чиновников закону. Особенно тех, кто наверху.

Приглядитесь к нашим VIP-персонам - на любом уровне – на федеральном, на региональном, на местном. Много ли среди них приверженцев закона?

Ниже - иллюстрация, где, в принципе, можно найти ответ на этот вопрос.

 

 

4. Шахиды административного ресурса

 

Сентябрь 2007, запахло выборами в ГД. В рамках Школы избирательного мастерства ИЗБАСС в очередной раз читаю курс «Проектирование и ведение избирательных кампаний» в одном из регионов Центра России. На этот раз в программу курса по настоянию заказчика добавлены лекция и незамысловатая деловая игра, посвященные административному ресурсу в избирательных кампаниях. Понятно почему: на учебу мобилизованы статусные сотрудники обладминистрации - среди слушателей с десяток только вице-губернаторов (во, расплодили номенклатуру!), а также руководители всех отраслевых департаментов, управлений, служб.

Традиционно начинаю курс с лекции о подходах к проектированию кампании, рассказываю о моделях электората, сыплю примерами… Обычно удается «завести» аудиторию уже с первых минут, а тут полчаса стараний – а глаза у слушателей за редким исключением не загораются, остаются холодными, нейтральными. Ощущение принудительно загнанной публики, обреченной усваивать неприкладную в их деле науку. Только в конце лекционной пары чиновничий народ завёлся, посыпались вопросы…

В перерыве подходит один из «вицев». Взвинченно предъявляет претензии. Мол, что ты нам гонишь теорию? Это всё, конечно, интересно, но мы же просили – побольше практики, побольше об адмресурсе. Нам без него никак не обойтись, ибо задача стоит суперкрутая – обеспечить «Единой России» 65%. Так что давай, рисуй нам все хитрости, все тонкости этого самого ресурса. Хватай быка за рога!

- Хорошо, - соглашаюсь, - за рога так за рога. Только насчет тонкостей, боюсь, не получится. Предмет, мол, скорее циничен, чем тонок. Говорить в лекции о тонкостях адмресурса все равно что обучать этике использования пояса шахида. Вас это не смущает?

- Нас ничего не смущает! – как отрезал вице-губернатор, - перед нами поставлена циничная задача, и мы будем выполнять её столь же цинично, не останавливаясь ни перед чем! Вплоть до пояса шахида, образно говоря, конечно. Ибо вопрос стоит так: быть или не быть? Нам – быть или не быть, - ты понимаешь? Нам - если угодно – шахидам административного ресурса! Понимаешь?!

 

Чего уж тут непонятного – ситуация прямо гамлетовская: быть или не быть... И уже через десять минут, предупредительно попросив аудиторию расценивать услышанное не как какие-то рекомендации, а как доверительное информирование, выкатываю кое-что из того, с чем приходилось встречаться на практике или о чем наслышан. Опять сыплю примерами, фамилиями, датами… Публика оживает, но странным было это оживление. На некоторых моё откровение подействовало весьма удручающе.

Одна статусная дама, совмещающая службу в администрации с работой в региональном политсовете «Единой России», натурально возмутилась: почему, мол, вы так ненавидите нашу партию, почему во всех ваших примерах мерзости делает только она? А что другие, святые что ли?

Видимо, от мысли, что и ей прикажут делать подобные мерзости, от страха за возможные последствия дама перестала соображать, о чем я им талдычу. А ведь я об административном ресурсе на выборах рассказывал, т.е. о ресурсе, который всегда монопольно принадлежит партии, находящейся у власти, и в данный исторический момент – конкретно её родной «Единой России». К которой я, как эксперт-политтехнолог, отношусь, к слову сказать, ничуть не хуже и не лучше, чем, скажем, к КПРФ или СПС.

Более того, памятуя о методах руководства КПСС или того же Чубайса в пору его верховодства в ельцинской администрации, ничуть не сомневаюсь, что если сегодня у власти были бы коммунисты или Союз Правых Сил, я не говорю уже о ЛДПР, то сейчас мне пришлось бы говорить о творимых ими мерзостях. Ибо, как говаривал классик, власть развращает… И, видимо, ей этот разврат жутко нравится, хочется еще и еще.

Так что тот, кто в России во власти, независимо от идеологических приверженностей неизбежно будет скатываться в избирательных кампаниях на мерзости административного ресурса. Остановить это безобразие можно только с помощью показательных расстрелов или (поубавлю свою кровожадность!) публичных пóрок, не иначе. Таков уж, видимо, наш менталитет, ничего тут не попишешь.

 

Всплывшее в моей короткой беседе с вице-губернатором сравнение реализаторов административного ресурса с шахидами показалось мне подходящим для обозначения тех, кого мои коллеги – пишущие политтехнологи - называют по-канцелярски субъектами либо инструментами адмресурса. Ведь чиновник, применяющий административный ресурс на выборах, как и шахид – это, в принципе, человек, готовый на всё ради победы своего клана над врагом. Для него не существует иной, кроме клановой, морали, иного, кроме кланового, представления о сострадании, справедливости, чести. В отношениях к оппоненту он так же беспредельно жесток и циничен. Конечно, мотивы и цели разнятся, но всё же и общего немало.

Так что далее по тексту позволю себе иногда использовать в отношении тех, кто направляет и реализует административный ресурс на выборах, шахидскую дразнилку. По крайней мере, она понятнее и образнее, чем принятые канцелярские штампы: «субъект», «инструмент», «реализатор».

И в самом деле, «шахиды административного ресурса» – чем не обозначение чиновничьего воинства, бросаемого партией власти на войну с «неверными» - с несогласованными кандидатами и конкурентными партиями? И чем не политический газават, война без правил – то, что устраивает это воинство на электоральном поле брани?

 

Все беды России проистекают из засилья шахидов АР в управленческом корпусе страны, для которых закон – ничто.

 

 

5. Классификация субъектов АР

 

Итак, кто они, шахиды административного ресурса?

 

Основную шахидскую базу я уже обозначил выше: исполнительная власть, чиновничество, сидящее непосредственно в аппаратах глав администраций, в отраслевых органах управления, в том числе в правоохранительных органах, в избиркомах. Стоит, наверное, уточнить: в первую очередь речь идет о верхушечном слое чиновничества. В принципе, это все те, кто при смене власти, сразу «подвисает»: любая новая метла чревата для них потерей престижного теплого места, нехилого материального благополучия, особого положения в обществе, статуса государственного служащего. На ключевые должности новая метла постарается поставить «своих», это как пить дать. А «ключевые», в свою очередь, тоже захотят обновить ближний круг подчиненных…

Понятно, чем может обернуться потеря должности для грешного по определению российского чиновника. Осознание этой опасности превращает чиновничий люд на период избирательной кампании в особо сплоченный корпоративный клан, связанный круговой порукой, превращает, если хотите – в особую политическую организацию с жесткой исполнительской дисциплиной, основанной на общей идеологии – сохраниться во власти. Этакая политическая мафия. Здесь никого особо не надо подталкивать вгрызться в горло противнику – каждый сделает это с чувством священного долга.

Помимо чиновников в роли шахидов АР и их пособников (вольных или невольных) нередко оказывается разномастный люд нечиновничьего сословия: от руководителя типографии, например, и вплоть до дворника. У этих людей иная мотивация насчет участия в избирательной кампании, по идее, заслуживающая сочувствия. Только не со стороны тех, против кого направлен административный ресурс.

 

В принципе проглядываются три основных ступени шахидской пирамиды – умещающие практически всех, кто так или иначе задействован в реализации административного ресурса на выборах. (Напомню, что наш разговор ведется в основном применительно масштабов региона).

 

5.1. Доминантные субъекты: губернаторы, мэры…

 

На первом, верхнем уровне пирамиды стоят - назовем их условно так - доминантные субъекты власти - те, кто инициирует и организует использование ресурса в избирательных кампаниях. Сюда бы я отнёс, прежде всего, руководителей и аппарат администрации региональной исполнительной власти, представляющих т.н. органы общей компетенции. Важным характеризующим признаком для них является контрольно-распорядительные функции в отношении органов власти отраслевой компетенции. Непременно включаем сюда же руководителей и аппарат муниципалитетов и равноподобных им органов, которые лишь по недоразумению, хотя и в соответствии с Конституцией, именуются местным самоуправлением, являясь по существу такой же исполнительной властью, только функционирующей на низовом уровне госуправления. Так что далее по тексту, говоря об исполнительной власти, будем подразумевать всё обозначенное выше чиновничье воинство скопом.

При этом роль супердоминанты здесь безусловно принадлежит главам исполнительной власти. Именно от них обычно исходит инициатива (или через них транслируется инициатива федерального центра), от них идут прямые указания об использовании АР. Их воля на запуск злосчастного ресурса является определяющей не только для собственного и нижестоящих аппаратов, не только для отраслевых органов исполнительной власти, но и для многочисленных субагентов власти, подключаемых к данному процессу (см. ниже).

Уникальным характеризующим признаком супердоминантных субъектов административного ресурса является наличие в их подчинении официальных силовых структур, в первую очередь милиции. Грубо говоря, есть под тобой ментура – значит, ты и есть пан. Значит, ты и есть полноценный обладатель административного ресурса. По крайней мере, в нынешней России это так.

 

Важнейшими среди доминантных субъектов являются аппараты подразделений, которые в советское время, а кое-где и до сих пор именуются орготделами. Сегодня, правда, их модно называть PR-департаментами (отделами, управлениями по связям с общественностью) или еще выразительнее – департаментами по внутренней политике. Всё, что касается организации и проведения выборов на подведомственной территории фактически сосредоточено в их руках. Фактически – вопреки закону.

 

5.2. Отраслевики и привилегированные субагенты АР

 

Второй уровень пирамиды составляет многочисленный чиновничий контингент организаторов и реализаторов административного ресурса. Это, так сказать, шахиды-боевики, ретивые исполнители, нацеленные на достижение результата любой ценой. Их инициативность и ретивость замешана на абсолютной уверенности в надежности прикрывающей их доминантной «крыши». А потому при исполнении приказа они действуют цинично и нагло, без оглядки на закон.

 

При всем многообразии этого особого шахидского сословия можно выделить внутри него два специфичных слоя исполнителей: назовем их условно отраслевиками и привилегированными субагентами.

 

5.2.1. Отраслевики - пожарники, налоговики, милиция...

Это штатные сотрудники органов исполнительной власти отраслевой компетенции: менты, фээсбэшники, инспектора и специалисты (так по должности) из службы соцзащиты, из ведомства Росрегистрации, из пожарных, санитарных, налоговых и прочих департаментов. И еще невесть откуда. Образно говоря, это все те, кто держит руку на рубильнике при решении финансовых и штатно-кадровых вопросов в отношении многих хозяйствующих структур и отдельных социальных групп населения, кто утверждает, отстраняет, контролирует, инспектирует, разрешает, предоставляет, предписывает, штрафует, и пр., пр., пр.

Большинство подлянок в отношении оппозиции при реализации административного ресурса на выборах устраивают именно отраслевики.

 

Для оппозиционного кандидата или партии практически нереально заранее просчитать все вероятные подлянки со стороны спущенных с цепи отраслевиков. В самый жаркий период избирательной кампании они ни с того ни сего могут вломиться к вам в штаб с проверками насчет численности партии, порядка расчетов с агитаторами, уплаты налогов спонсорами и еще черт знает с чем, тем самым надолго заблокировав работу штаба. Вы собираетесь на запланированную встречу с избирателями и не знаете, что отдел культуры горадминистрации уже дал строжайшее указание директору ДК захлопнуть дверь перед вашим носом и многочисленными носами ваших избирателей. Вы едете на склад своей агитационной продукции, а он уже опечатан и оцеплен людьми при погонах, которые, не краснея, заявляют о якобы жутких нарушениях противопожарной безопасности на оцепленной территории…

Одним словом, обладателю административного ресурса в России сегодня ничего не стоит спустить на вас любых собак. По поводу и без. И за это ничего - абсолютно ничего! - не будет ни ему, ни его цепным псам. Полная вседозволенность и безнаказанность.

Такова, увы, сегодняшняя система власти в России.

 

Особое беспокойство вызывает рост в структуре отраслевого АР «ментовских избирательных технологий» Начиная с федерального цикла выборов 2003-04 гг. евсюковы постепенно вытесняют чуровых из избирательного процесса, наводняя его своими специфичными «технологиями». Дело доходит до дикостей, когда задерживаются и мордуются обладающие формальной неприкосновенностью кандидаты в депутаты (Саратов, кандидат от СПС Н.Лунгу, ноябрь 2007),когда сотрудники МВД с остервенением пилят - натурально, бензопилой! - складируемые правыми пачки агитационных газет и листовок (Мордовия, ноябрь 2007).

Для демократического общества любое вклинивание (тем более инициативное) силовых структур в выборы и политический процесс вообще – вещь абсолютно недопустимая. И у нас, по идее, это должно расцениваться и караться как серьезное государственное преступление, препятствующее формированию легитимных органов власти, как мятеж. Но не расценивается и не карается…

Надо понимать, что милиция, которой позволено вмешиваться в конкурентную борьбу политических сил, - это уже не правоохранительная структура, не милиция в истинном понимании данного термина. Фактически – это криминальная структура. Это уже - распоясовшаяся ментура, кодла «волков позорных», место которым на нарах вместе с их хозяевами.

Точно так же - вторжение ФСБ в избирательный процесс автоматически превращает эту солидную организацию в гэбню, давая веский повод утверждать, что российские органы общественной безопасности на самом деле несут угрозу безопасности общества, провоцируя протестные настроения масс.

Если Россия всё еще претендует на статус демократического общества, надо немедленно принимать меры, и в первую очередь законодательные, по пресечению тенденции «ментурализации» выборов, политических процессов вообще.

 

В основе этих мер должен быть положен следующий принцип:

Мент, подошедший ближе чем на 50 метров к избирательному штабу партии или кандидата, если только его не пригласили туда руководители штаба или если у него не лежит в кармане соответствующая санкция Генпрокурора, подлежит немедленному увольнению из органов без выходного пособия, а начальник мента, отдавший распоряжение о подобном посещении избирательного штаба - привлечению к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий и тоже – с немедленным увольнением из органов.

Обществу пора, наконец, осознать, что любой мент, вклинившийся в политику и не получивший за это по носу, неизбежно превращается в Евсюкова. Кого-нибудь устраивает перспектива тотальной евсюковщины?

В первую очередь эту простую истину необходимо осознать нынешним власть предержащим, натравливающим милицию на своих политических конкурентов. Власть не вечна, и уже завтра, господа едросы, вы можете оказаться лицом к лицу с развращенной вами ментурой, но уже в качестве оппозиции. Что тогда?

В октябре 93-го нынешний непримиримый оппозиционер Борис Немцов был у кормила власти и бурно рукоплескал вопиющему беззаконию - расстрелу Российского Парламента. Дорукоплескался: сегодня менты заламывают ему руки и тащат в воронок – только за то, что он, используя свое конституционное право, решил слегка помитинговать.

Стоит задуматься над этим феноменом, не правда ли?

 

5.2.2. Привилегированные субагенты - суды, избиркомы…

Сюда отнесём тех представителей чиновничества, которые формально как бы не входят в исполнительную власть и независимы от неё. Хотя суть такой независимости хорошо известна: независимость лошади от наездника. Это – судьи, прокуроры, избиркомовская верхушка.

 

Суды. Весьма неприглядную роль в реализации административного ресурса играют суды. Почему? Да потому что для неправедно прессингуемого кандидата - это порой последняя инстанция, последняя надежда найти справедливость и управу на обнаглевших чинуш. А в результате обращения в суд прессингуемый чаще всего получает новый смачный плевок в физиономию.

Другого от наших судов нечего и ожидать. Российские суды де факто не являются самостоятельными и независимыми от исполнительной власти. Это скорее её послушный придаток, столь же вороватый и коррумпированный.

Характерно, что в силу общественной значимости судебных разбирательств по избирательным спорам здесь особо остро проявляется нелицеприятная сущность и политическая ангажированность всей системы российских судов. Сотни несправедливых судебных решений по выборам, получивших огласку, просто вопиют о порочности этой системы.

Наиболее разоблачительными являются случаи, когда в суд предоставляются два разных варианта одного и того же документа: копия протокола УИК, которую получил на руки наблюдатель сразу после подсчета голосов на участке, и сам «протокол», состряпанный хмырями из УИК и ТИК уже позже, вне помещения для голосования. Подобный пример (Даниловский р-н Москвы) приводился выше. Таких примеров - многие сотни! И в 95 случаев из 100, в том числе и в случае даниловской фальсификации, судьи признавали истинными цифры из явной фальшивки.

Это что, правосудие?!

А как расценить, например, получившую широкую огласку позицию московского суда, поддержавшего совершенно абсурдные отказы Мосгоризбиркома регистрировать оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму-2009? Речь идет о десятке случаев, когда единственным поводом для отказа в регистрации было отсутствие в подписных листах т.н. подстрочника (исполненная микроскопическим шрифтом подсказка, в каком порядке следует заполнять ту или иную строчку листа). Притом, что сами фактурные записи в подписных листах были сделаны в точном соответствии с рекомендациями подстрочника. Притом, что подстрочники отсутствовали и в листах многих зарегистрированных кандидатов

Это что, правосудие?!

 

Причем, нет никакой гарантии, что в случае чего Верховный Суд поспешит поправить недобросовестных коллег из регионов. Среди судей с Поварской, специализирующихся на избирательных спорах, тоже встречаются деятели, тесно сотрудничающие с партией власти по принципу «Чего изволите-с?» Оцените, к примеру, позицию судьи Хаменкова (фамилия, однако!), на основании которой наш главный державный суд фактически продублировал абсурдное решение МГИК об отказе зарегистрировать в качестве независимого кандидата в депутаты Мосгордумы Романа Доброхотова из оппозиционной «Солидарности» (определение № 5-Г09-97 от 29.09.09). Один штрих из того дела: пятая часть забракованных подписей в поддержку Доброхотова не понравилась председателю МГИК г-ну Горбунову только потому, что сборщик указал в подвале подписных листов, что проживает на улице Островского, в то время как в общем списке сборщиков улица им. пламенного революционера-писателя была обозначена с инициалом «Н.». Так вот VIP-судье Хаменкову писатель Островский без «Н.» тоже не понравился. И это притом, что в законе есть норма, прямо призывающая комиссии (а тем более суды) не придираться к сокращениям в подписных листах, если сокращения не препятствуют однозначному восприятию написанного. Что тут г-н Хаменков воспринял неоднозначно?

Увы, до сих пор за подобную, с позволения сказать, юриспруденцию никто никого ни за что не подвесил. И эти никем ни за что не подвешенные разводилы от Фемиды продолжают творить правосудие от имени Супердемократичной Российской Федерации.

 

Избиркомы. Говорить о постыдной роли в избирательном процессе шахидов из ОИКов, ТИКов и УИКов просто тошно. Сплошь нафаршированные марионетками исполнительной власти избирательные комиссии сладострастно выполнят любой самый гнусный приказ хозяина: снесут любого кандидата, будь он хоть ангел во плоти, накидают в урну за угодную партию хоть 50, хоть 90, а хоть и 100 процентов оказавшихся под рукой бюллетеней. И не дай бог в этой черной стае случайно оказаться паре белых ворон, рискнувших всего лишь удивиться вслух: «Что же вы такое творите, а?». Заклюют.

 

Печальный диагноз: в основной своей массе люди, которых кооптируют в состав избирательных комиссий во второй, а тем более в третий раз и которые наотрез не отказываются от такой «чести», – это либо генетические жертвы крепостничества, в жилах которых всё ещё хлюпает холопская кровь, либо напрочь потерявшие совесть и честь выродки, место которым на нарах.

Горький привкус в этой ситуации вызывает тот факт, что значительную, если не бóльшую часть этих моральных уродов составляют те, кому доверено воспитывать подрастающее поколение. Да-да, множество старожилов в избирательных комиссиях, безропотно выполняющих роль тампаксов для нашей нечистоплотной исполнительной власти – это директора и учителя общеобразовательных школ.

Чему способны научить детей эти «педагоги» – кто-нибудь задумывался?

 

 

5.3. Подстилочная субагентура АР

 

5.3.1. От дворника и выше...

Третий уровень шахидской пирамиды составляют люди нечиновничьего сословия, находящиеся, как правило, в служебной или иной зависимости от чиновников, а также подряжаемые партией власти на платной основе. В принципе их можно тоже рассматривать как субагентов АР, только низшего, подстилочного ранга.

Выше я уже мазком обозначал этот слой субагентов: от директора типографии или рекламного агентства, которому рекомендовано гнобить заказы оппозиционных кандидатов, - до ЖЭКовского дворника, которому строго-настрого наказано сдирать на обметаемой территории все «посторонние» листовки, укладываясь в жесткий получасовой норматив. Разномастность и функционал данного слоя субагентов АР порой поражает: на выборах в Мосгордуму-2009, например, московская мэрия использовала дворников из числа гастрабайтеров-среднеазиатов, сбив из них многочисленные мобильные бригады, которые в течение всего дня голосования трудились в поте лица, работая по пресловутой избирательной технологии «Хоровод».

 

5.3.2. Молодежные организации

Важное место в группе шахидов третьего уровня занимает прикармливаемая партией власти политизированная молодежь. Я имею в виду в первую очередь «Наших» и «Молодую гвардию», созданных в своё время в качестве антиоранжевого шлагбаума и, безусловно, сыгравших свою положительную роль, отбив охоту у «американского обкома» и его политических шавок типа Саакашвили лезть к нам со своими цветными революциями. Однако довольно быстро и «Наши» и «Молодая гвардия» переродились, превратившись в подобье хунвейбинов - цепных псов едрóсии. Сегодня - это пушечное мясо административного ресурса, предназначенное делать самую грязную работу в избирательных кампаниях. Срыв и забардачивание публичных мероприятий оппонентов партии власти (митингов, съездов, конференций, презентаций, круглых столов, ну, и само собой – встреч с избирателями), зачистка чужих АПМ (включая взломы почтовых ящиков и порчу билбордов), вбрасывание чернухи (в том числе угрожающих и оскорбительных подметных писем), ночные налеты на штабы конкурентов (с замалёвыванием краской дверей и стен, с битьем окон), участие в «хороводах», в «подкачке» экзит-полов… - вот далеко не полный перечень черного пиара прикармливаемых едросами сопливых отморозков.

Справедливости ради надо сказать, что подобным пиаром балуется не только едросовская молодежь. Отмороженных «воинов креатива и пиара» немало и среди недорослей оппозиции. Однако по объёму производимой во время выборов мерзости молодогвардейцы и нашисты дадут фору всей остальной политизированной молодежи страны в пропорции никак не меньшей, чем 50:1.

Можно не сомневаться: подобное вовлечение молодежи в политику непременно отрыгнется России. Недалек тот час, когда отравленные ядом вседозволенности молодые люди усядутся в административные кресла, станут руководить страной. Натерпимся мы с ними лиха …

 

5.3.3. Криминалитет

Характеризуя третий уровень шахидской пирамиды, нельзя не упомянуть о таком неприятном общественном явлении, как использование под крышей административного ресурса услуг криминала. Назовем вещи своими именами – речь идет о системном вовлечении в избирательный процесс натуральных бандитов, о сращивании власти и криминала.

Традиции электоральной активности криминалитета уходят в приснопамятное начало 90-х. Тогда, прежде чем развернуть штаб кандидата, непременно надо было прощупать настроение местной братвы и договориться с её паханами хотя бы о нейтралитете. Причем, в отличие от нынешних времен получить «добро» паханата на ведение избирательной кампании в принципе мог любой кандидат – и властный, и оппозиционный, и независимый.

Сегодня времена другие. В выстроенной Путиным системе жесткой вертикали практически покончено с независимой политической ориентацией криминалитета. Сегодня на выборах разного уровня он действует, как правило, на стороне партии власти, заодно с нею. При активном крышевании милиции. И добро на безопасное ведение кампании ныне дает другой паханат, теперь он зовется политсоветом.

 

Примеров сращивания административного ресурса с криминалитетом немало. Вот несколько из наиболее засвеченных.

 

В 2004 г. на выборах мэра Владивостока местный криминал и тамошняя ячейка «Единой России» совместно поддерживали кандидата от партии власти Владимира Николаева, он же известный приморский криминальный авторитет «Вини-Пух». В этой кампании стали нормой силовые изъятия братвой (совместно с милицией) тиражей агитационных материалов оппонентов, избиения и запугивания журналистов из «нелояльных» СМИ, то же самое – в отношении активистов из конкурентных штабов. Братки «Вини-Пуха» серьезно травмировали двоих псковских политтехнологов, работавших в штабе действующего мэра Копылова. Буквально взорван был (сработала растяжка с гранатой) основной соперник Николаева депутат Госдумы Виктор Черепков. И совсем беспрецедентным выглядит факт взятия под охрану морскими пехотинцами из охраны консульства США главного редактора прокопыловской газеты «Конкурент» Сергея Сима. Такое решение консул принял по просьбе общественной организации «Голос» после тщетных попыток журналиста найти защиту от николаевских бандитов в приморской милиции.

 

Теперь 2007 г., небольшая подборка из «Хроники беспредела», помещенной на сайте ИЗБАСС в материале «Странная олимпиада» - о злоупотреблении административным ресурсом на выборах в Госдуму.

 

25 октября, Ижевск. Акция устрашения: после настойчивых рекомендаций не ввязываться в выборы неизвестные подожгли дом руководителя СПС Удмуртии, первого номера регионального списка правых Л. Гонина. Пожар удалось потушить. Однако Гонина все же запугали, к концу кампании он вышел из игры, и не только снял свою кандидатуру из списка СПС, но и покаялся в порочащих связях с партией.

29 октября, Москва. Подожжен и полностью выгорел склад, на котором хранилась агитационная продукция и инвентарь СПС. Пожарные уверены, что это именно поджог.

15 ноября, Псков. Безоболочное взрывное устройство сработало у окна штаба партии «Яблока». Разрушен оконный проем, осколками повреждены мебель, оборудование.

20 ноября, Оренбург. Натуральный теракт. Во время встречи с избирателями кандидатов в депутаты ГД от СПС Наумова и Максименко в зал бросаются бутылки с едкой жидкостью, люди задыхаются, некоторым требуется медицинская помощь, вызывается скорая. Встреча сорвана. Задержать провокаторов силами присутствующих на встрече людей не удается.

21 ноября, Дагестан. Совершено покушение на лидера республиканского «Яблока» Фарида Бабаева. Несколько огнестрельных ранений, в том числе в голову. 24.11. он умирает в больнице, не приходя в сознание.

25 ноября, Москва. Неизвестными злоумышленниками обстрелян митинг КПРФ в Бибирево. Избит кандидат в депутаты ГД от КПРФ Николай Зубрилин.

…….

Ну и относительно свежий пример, 2009 г., кампания по выборам мэра Астрахани. Проигравший выборы справорос Олег Шеин заявляет, что это были не выборы, а криминальный переворот. Увы, даже со скидкой на обычную предвзятость проигравшего, нельзя не признать, что бандитский шлейф кампании действующего мэра едроса Боженова был чрезмерно густым. Нанятые мэром братки из этнических группировок и бойцов полукриминальных ЧОПов просто рвали (в прямом и переносном смысле) агитаторский актив Шеина. На протяжении всей кампании пикетчиков и агитаторов Шеина запугивали, избивали и силой освобождали от агитационных материалов и экипировки. В штабе Баженова за каждый сданный бандюками вражеский флаг или накидку пикетчика с символикой «Справедливой России» платили тысячу рублей. Неудивительно, что иногда на сдаваемых накидках оказывались следы крови. В конце концов от штатной амуниции шеинских агитаторов остались рожки да ножки.

Наиболее циничной бандитской акцией стала демонстративная расправа с местным таксопарком «Газелей», в которых по договору с Шеиным расклеивались его стикеры и раздавались газеты и листовки. Мэрская братва организовала летучие группы, которые среди бела дня врывались в заполненные людьми «Газели», демонстративно обрывая шеинские стикеры, отбирая у водителей пачки АПМ. Если водители оказывали сопротивление, у авто могли порезать шины и/или разбить стекла. Был и показательно-устрашающий ночной рейд в автопарк с порезом шин у автомобилей.

Милиция, как правило, подобным технологиям штаба Баженова не препятствовала.

 

Будем завершать анализ личного состава шахидов административного ресурса. Определенное представление о том, кто устраивает на выборах разного рода подлянки оппозиционным кандидатам и партиям, читатели получили. Двигаемся дальше - к самим подлянкам. Впрочем, разговор пойдет несколько шире – о формах реализации административного ресурса на выборах вообще. А это не только подлянки, но порой и относительно благопристойные формы ресурса, характерные для любых, в т.ч. для цивилизованных стран.

И не надо думать, что АР – чисто российское изобретение. Эта «прелесть» есть, была и будет - всегда и везде. Ибо как тень неотступно следует за человеком в солнечную погоду, так и административный ресурс намертво прилипает к властному кандидату на выборах. Никакими законами устранить это невозможно.

Только в цивилизованном обществе пользоваться административной тенью принято так, чтобы она не заслоняла свет всем другим. В этом принципиальная разница цивилизованного общества от едрóсовского.

 

 

 

Продолжение >>>>>.

 

  © - Валентин Полуэктов. ИЗБАСС. Ссылка при перепечатывании обязательна.

 

 

img1.gif

 

Обладателю админист-ративного ресурса ниче-го не стоит спустить на вас любых собак. По по-воду и без. И за это ниче-го - абсолютно ничего! - не будет ни ему, ни его цепным псам.   Полная вседозволенность и без-наказанность.

Такова, увы, сегодняш-няя   система  власти в России.

 

 

ЧУМА ЕДРОСИИ.

Административный ресурс

в избирательных кампаниях

 

Часть 1.

Структура, эффективность,

классификация субъектов

 

Часть 2.

Плацдарм АР:

семь огневых позиций

партии власти

 

 

Часть 3.

Формы реализации АР:

1. Поддерживающий

(позиционный)

административный

ресурс

  

 Часть 4.

Формы реализации АР:

2. Прессингующий

(атакующий)

административный

ресурс

(начало)

 

Часть 5.

Формы реализации АР:

2. Прессингующий

(атакующий)

административный

ресурс

(окончание)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оппозиция  - здесь и далее термины «оппозиция», «оппозиционный» весьма условны и далеко не идентичны смысловому понятию оппозиционности. Используются в книге в качестве некоего обобщенного образа всех тех участников предвыборной гонки, кто не поддерживается властью и потому является потенциальным объектом прессингующего административного русурса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Партия власти  - здесь и далее под российской «партией власти» понимается не только собственно «Единая Россия». Это весь номенклатурно-чиновничий клан, вновь, как и в СССР, узурпировавший власть и нацелившийся на бессменное руководство страной. «Единая Россия» лишь надстроечная часть и официальный представитель корпоративных интересов этой партии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поварская улица в Москве. Здесь расположен Верховный Суд РФ.

 

 

 

 

 

НАВЕРХ

3d_basic_email.gif :izbasssymble_at_red.gifmail.ru  

В ПОЛИТТЕЛЕГРАФ

bar2.gif