ПОЛИТТЕЛЕГРАФ: ЧТО?, ГДЕ?, ПОЧЁМ?-ВСЁ О ВЫБОРАХ

 

bar2.gif

img2.gif

img4.gif

img3.gif

img1.gif

 

4.12.11. От автора:

Пусть вас не удивляет подача этого "бородатого" материала с главной страницы ИЗБЫ.  Он был и остается хитом нашего сайта, предназначенного для политтехнологов. Потому что, сравнивая написанное с тем, что происходит сегодня в стране, понимаешь, чем оборачивается для политика профессиональная несостоятельность   его пиар-дворни, не сумевшей в супер-благоприятных условиях  удержать практически несокрушимый  положительный образ «Спасителя».

Был "Спаситель" – стал "Предводитель жуликов и воров"! Потрясающая метаморфоза!...

 

 

прогноз, в котором много угадано

2008: Кто решил,

что эпоха Путина заканчивается?

 

Валентин ПОЛУЭКТОВ, политтехнолог, шеф-редактор ИЗБЫ

 

Уходить нельзя остаться: решают люди

 

До 2008 г. еще не скоро, но не проходит и дня, чтобы в СМИ и Интернете не появилась очередная версия о том, что будет с властью в России после окончания второго срока президентства Путина. На сегодня эта тема самая обсуждаемая в СМИ, и нет, пожалуй, ни одной политической ТВ-программы, ни одной газеты, которые бы обошли её стороной.

Интрига темы – в уникальности ситуации: предстоит замена лидера страны, замены которому, в принципе, нет.

 

Именно поэтому многие обозреватели и эксперты склоняются к тому, что если не произойдет ничего сверхординарного, Путин не уйдет. Даже формально сложив полномочия президента, он фактически должен остаться у руля. Слишком велик авторитет этого человека в народе, слишком большие надежды с ним связывают россияне, чтобы поменять его сегодня на кого-то другого. Именно вместе с ним и ни с кем другим россияне готовы терпеть тяготы, связанные с реформированием общества. Не факт, что сменщику Путина – кто бы это ни был - удастся удержать уставший ждать и надеяться народ от массового выхода на улицы.

Путину не дадут уйти – ни сам народ, ни те слои верхушки, которых этот народ в случае бунта моментально распушит в клочья.

 

Можно соглашаться со сказанным или нет, но факт остается фактом: Путин стабильно удерживает высокий личный рейтинг (50-60%) в крайне неблагоприятных социально-политических условиях, когда 85% россиян откровенно не довольны своей жизнью и винят в этом власть, когда 30% населения уже сегодня готовы выйти на улицы, из них 10% - с оружием в руках. В принципе налицо что-то наподобие революционной ситуации, и лишь вера народа в Путина нейтрализует эту опасность.

Поколебать эту веру, эту надежду в него пока невозможно. Никакими силами. Потому что в массовом сознании Владимир Путин – СПАСИТЕЛЬ России.

 

Крутая номинация образа: экскурс в политтехнологию

 

В теории избирательного искусства есть такое понятие как модель доминирующего стереотипа (архетипа), которая с позиции подсознательного объясняет мотивы массовой поддержки избирателями того или иного лидера. Точнее – того или иного положительного образа (имиджа) политика. В соответствии с этой теорией, глубоко в подсознании каждого человека сидят определенные, «зашитые» в подкорку представления о том, каким должен быть лидер, которому можно вверить свою судьбу, судьбу своей страны. И если избирателю грамотно предъявлен положительный образ кандидата, соответствующий «зашитости», он без особых сомнений отдаст свой голос этому кандидату.

Подобных представлений, живущих без нашего ведома в нашем подсознании, множество. Они затрагивают разные стороны человеческого бытия и проявляются каждый раз, когда это бытие вдруг «цепляется» за «зашитый» в подкорке образ.

Как в мозгу у семилетнего ребенка уже зашито, что лисичка – обязательно хитренькая, а мишка –  косолапый простак, которого легко обмануть, так и у нас в мозгу спят до поры неназойливые штампы, в соответствии с которыми, например, еврей – хитрюга и ловчила, француз – бесшабашный бабник, а Бразилия – это где много-много диких обезьян, и пр.

Подобные штампы, дремлющие в подкорке, вспыхивают в подсознании, когда перед нами возникает раздражитель в виде образа, запрессованного в штампе - ну, например, если предстоит общение с евреем или французом или если вдруг что-то напомнило нам о Бразилии. А вспыхнув, подсознание во многом определяет поведение человека в отношении материализовавшегося образа-штампа.

Понятно, что на самом деле штампы подсознания далеко не всегда соответствуют действительности, но, тем не менее, никакие резоны не способны вытравить их из нашего мозга. Штампы прочно зашиты в нем, и даже для их незначительной корректировки требуется что-то из ряда вон выходящее, требуется «бунт подкорки».

 

Модель доминирующего стереотипа кандидата-политика в теории избирательного искусства исходит из общности зашитых в подкорку штампов для больших групп людей, чье сознание, чья ментальность формировались в общих или схожих социально-экономических и политических условиях. И эта модель выделяет ряд наиболее типичных архетипов (положительных образов) политика, облюбованных российским электоратом: «самый сильный», «самый честный», «самый умный», «чудотворец», «борец», «свой парень». У каждого из этих образов по нескольку разновидностей (номинаций).

Наиболее востребованным архетипом политика в России традиционно считается образ «самого сильного» – от него избиратели обычно ждут решения всех стоящих перед ними проблем. И вот уже пять лет Владимир Путин пребывает не просто в этом образе, а в самой крутой номинации этого образа – в номинации СПАСИТЕЛЯ.

 

Соответствует ли Путин на самом деле этому образу? Хочется надеяться, что соответствует. Хотя с технологической точки зрения это не важно. Важно, что он прочно оседлал образ, за которым стоит самый большой и стабильный базовый электорат, который готов голосовать за него практически при любых обстоятельствах. И не только голосовать, а если потребуется – то и выйти на улицу в его поддержку.

 

Снести СПАСИТЕЛЯ на выборах невозможно. Этот образ не проломит никто – ни «борец», ни «чудотворец», ни «самый умный» – никто.

Во-первых, потому что номинация СПАСИТЕЛЯ в технологическом плане – это такой электоральный пылесос, который без особых усилий отсасывает голоса у всех других кандидатов, независимо от того, в каких образах они выступают – «самый честный», «самый умный» и даже в образе «самый сильный». Причем, если для любого конкурента СПАСИТЕЛЯ посягательство на чужой архетип может закончиться размытием собственного образа и соответственно неминуемым поражением, то СПАСИТЕЛЮ это ничуть не грозит, его образ неразмываемый.

Ну и, во-вторых, Россия, истомившаяся за 100 лет по достойному правителю, этого просто не допустит. Ей до зарезу нужен Путин как СПАСИТЕЛЬ, ей комфортно со СПАСИТЕЛЕМ, и любое покушение на него люди воспринимают как покушение на личный комфорт. Именно поэтому все партии, позволившие на думских выборах-2003 критику президента Путина, с треском пролетели – их голоса отошли «Единой России». А потому – повторюсь – Путину уйти не дадут. Если он все же решит уйти, народ потребует его возвращения.

 

Классический пример проломившего всё на своем пути СПАСИТЕЛЯ, уходившего и триумфально вернувшегося – Шарль де Голь.

 

Проблема преемника

 

После горбаческо-ельцинской смуты российский народ жутко боится повторения чего-то подобного. И инстинктивно жаждет преемственности путинского курса – при всей его неопределенности и противоречивости. Пусть только Путин намекнёт насчёт третьего срока или перехода к парламентской республике – наш Парламент в течение месяца оформит это как нужно под бурные аплодисменты масс. Оформит конституционным большинством, как того требует Закон. Не возникнет и проблем и с референдумом  – если таковой состоится, любой вариант изменения Конституции, который устроит Путина, пройдет у россиян под фанфары. Кто-нибудь сомневается?

Однако Путин твердо заявил, что не намерен менять правила игры, Конституцию под себя подгонять не будет. Скорее всего, он это обещание выполнит – лукавство не в характере нашего Президента. К тому же он не хочет давать повода усомниться в приверженности России к демократии - ни внутренним, ни внешним своим недоброжелателям. Значит, остается вариант преемника, проведенного через выборы чисто, без чернухи. Вполне демократический и легитимный способ смены власти.

 

Проблема за малым – найти достойного преемника. Конечно, преемник должен быть не только проходным кандидатом, но и членом путинской команды, готовым последовательно проводить курс, намеченный командой. Он должен безоговорочно признавать верховенство Путина, не взбрыкивать и быть готовым в любое время по сигналу команды подать в отставку, освобождая место для «папы».

Все остальные требования к преемнику, обозначаемые порой экспертами-прорицателями – типа того, что «преемник должен быть моложе лет на десять Путина и не быть выходцем из силовых структур» (М.Дианов), просто смешны. Более того, я готов в пику подобной позиции прямо сейчас защитить версию назначения преемником как раз силовика – например, генпрокурора В.Устинова – при условии, конечно, что он входит в команду Путина или пользуется её доверием.

 

Итак, версия «Устинов – наш президент»

 

По этой версии Путин в 2008 году оставляет Кремль, временно перебираясь, например, в кабинет генсека руководящей и направляющей партии («Единая Россия»?), а ей годом раньше будет обеспечено большинство в Думе. На своё же место он толкает нынешнего генпрокурора Устинова.

 

Почему Устинова? Да потому, что, во-первых, для завершения административной реформы нужна более жесткая, чем у нынешнего президента, рука. Устинов, предложивший недавно весьма шокирующую меру в борьбе с террористами – брать в заложники их семьи – подойдет, в самый раз. Нашему населению такой руководитель люб гораздо больше, чем какой-нибудь молодой хлюпик из штатских. А во-вторых, харизма Устинова никогда не перебьет харизмы Путина – а, значит, нынешний генпрокурор не опасен в плане неожиданного взбрыкивания.

То есть, по данной версии, Устинов выдвигается с определенным умыслом: в короткие сроки поотрывать кой-кому оранжевые, олигархические и прочие буйные головы, после чего вернувшийся в Кремль Путин будет выглядеть сущим ангелом, и ни у какой хакамады язык больше не повернется называть его правление тоталитарным. Причем, Устинову не обязательно сидеть в Кремле весь президентский срок. Повод для досрочной добровольной отставки придумать нетрудно. Главное – чтоб успел выполнить возложенные на него задачи.

 

Сделать так, чтобы преемник всё-таки не взбрыкнул, чтобы он гарантированно следовал заранее предначертанному политическому и экономическому курсу – задача тоже вполне технологически решаемая. Для этого в течение 2006-2007 гг. путинская команда проводит через Федеральное Собрание что-то вроде Семилетнего плана стратегического развития страны. Наличие такого Закона-плана + авторитет Путина в массах + жесткий контроль за курсом со стороны руководящей и направляющей партии, на мой взгляд, способны стать гарантией от любого взбрыкивания преемника.

 

Провести преемника в Кремль, подаваемого избирателю в образе сильной личности, при плотной поддержке Путина – дело техники, не более того. 60%-ный рейтинг Путина – это мощный электоральный капитал, половину объема которого держатель капитала легко переводит на счет преемника. Больше может не получиться, а вот половина, согласно так называемой избирательной технологии на отождествление, переводится почти автоматом. 37% «Единой России» в 2003 г. – наглядное подтверждение действенности этой технологии.

Другими словами, объявив Устинова своим преемником, Путин как бы автоматически дарит ему 30%-й стартовый рейтинг. Никто другой из нынешних политиков не подберется и к третьей части этой величины. Плюс потенциал кремлевских политтехнологов, работающий на преемника. Никакого сомнения в успехе проекта.

Главное – удержать высокий рейтинг Путина в 2007- начале 2008 года. Хотя и это не проблема. Если в силу каких-либо социальных неурядиц популярность президента начнет вдруг падать, поправить положение можно в один миг. Для этого потребуется всего лишь пару-тройку ненавистных народу олигархов, таких как Абрамович, бросить «на пики стрельцам» (в современной интерпретации – отдать в руки басманного правосудия) – и рейтинг сразу взметнется к 75 %, а то и выше. Не согласны? Напрасно! Методика отработана на Ходорковском, чуть-чуть подправить шероховатости – сработает как надо.

 

При некоторой доли цинизма – каюсь! – избирательный проект «Устинов – наш президент!» весьма реалистичен и в случае его запуска обязательно сработает даже при самых минимальных ресурсах.

Да, возможны варианты, Устинов ведь это так, для примера. Вместо условного Устинова может быть Иванов, Жуков, Шойгу, Козак – да мало ли кто еще из окружения Президента. Но схема «уйти, чтобы вернуться», прорисованная на примере Устинова, показывает, что Путин обречен на электоральный успех. И что мы живем в эпоху, которую назовут Эпохой Путина. Нравится это сегодня кому-то или не нравится.

 

В 2008 г. Эпоха Путина не заканчивается

 

Знание законов жанра избирательного искусства  позволяют мастерам этого жанра делать иногда довольно точные прогнозы относительно перспектив того или иного политика, той или иной политической кампании.

2008 год – как раз тот случай, когда заранее всё ясно.

Суета оппозиционеров вокруг 2008 бессмысленна. В 2008 Эпоха Путина не заканчивается. Через три года в России не будет ни революций, ни сенсаций. Новым президентом страны станет тот, на кого Путин покажет пальцем.

Так что вопрос только в том, куда будет направлен указующий перст.

 

2.06.05

РАКУРС

 

Революций

и сенсаций

в 2008 г.

у нас не будет

 

Новым президентом

страны станет тот,

на кого Путин

покажет пальцем.

 

Так что вопрос

только в том,

куда будет направлен

указующий перст.

 

img2.gif

 

 

 

 

 

 

 

Послесловие от 15.02.08 - в материале "Грязевые кингстоны Кремля"

 

В 2005 с позиции политтехнолога я уверенно предсказал, что 2000-2020 годы будут названы Эпохой Путина. Потому что он прочно оседлал положительный образ СПАСИТЕЛЯ. Потому что «снести СПАСИТЕЛЯ на выборах невозможно. Этот образ не проломит никто – ни "борец", ни "чудотворец", ни "самый умный" – никто».

 

Сегодня я бы такого говорить не стал. Потому что тогда не учел одной важной вещи. Действительно, никаким врагам снести политика, воспринимаемого народом как СПАСИТЕЛЬ, не под силу. Любые нападки на него воспринимаются сторонниками (а их абсолютное большинство!) как покушение на личный комфорт со всеми вытекающими последствиями.

Но только СПАСИТЕЛЬ должен оставаться СПАСИТЕЛЕМ, а не превращаться в предводителя стаи гончих псов, подбадривая их рыком «Ату!» И, конечно же, СПАСИТЕЛЬ не должен позволять своим апостолам разводить себя как деревенского лоха на блошином рынке.

Потому что это не что иное, как начало саморазрушения образа. И если оно продолжится, люди очень скоро поймут, что такой спаситель, если и вытащит кого из петли, то только затем, чтобы бросить на растерзание своре своих псов.

 

Не приведи, Господи, так спастись.

 

 

 

img4.gif

3d_basic_email.gif :izbasssymble_at_red.gifmail.ru  

bar2.gif